February 25th, 2018

Br

Левое лицемерие

Левые – за народ. Народ при этом должен как дитятко малое ходить на помочах за благодетелями и изображать счастье. А что делать, если народ расходится с благодетелями в видении счастья? Как и положено строгому папке, леваки чадо порют, а то и хуже… как в Новочеркасске. Как в Вандее. Как на Тамбовщине в 1920. Как в Сирии. Или Ливии. Ну не хотят сирийские арабы жить под экс-застройщиком социализма Асадом. Тогда народ именуется «террористами» и его начинают освобождать – видимо, от него же самого – при помощи артиллерии и пулеметов. Но при всём при этом освободители никогда не признаются, что они не «за народ», а «за себя» и просто делают то, что сами считают нужным. Уклоняться, прятаться от себя, закрывать на себя глаза и выносить себя за скобки, по сути терять и отрицать себя – главная отличительная черта левого ущербного самосознания.

Заметим, что я предлагаю судить о левых исключительно изнутри их собственных «вводных». Мне не нравится в них именно вот эта трусливая неспособность сказать прямо: да, мы – власть и хотим властвовать, и будет по нашему, а кто не согласен – к стенке. У них нет для этого дара речи. Они так не могут. Они будут врать и изворачиваться, трусливые и лживые твари. «Мы их расстреливаем, да, но сугубо ради их собственного счастья… исключительно по их просьбе, ради них самих».

Левые в 1937 г. к двадцатилетию революции будут звать функционеров НКВД рассказывать школьникам об ужасах царских тюрем и ссылок, в которых томились товарищи Ленин и Сталин, и о том, как доблестные товарищи Дзержинский, Ежов и Берия спасли народ от возвращения зверств антинародной власти. А что зверства народной власти в разы масштабнее, так это чево… это ничево. Она ж народная, ей можно. К её морде лица ничего не прилипнет. У неё ж патент на народолюбство (всех других претендовавших делать что-то для народа она перерезала, поэтому никто теперь кроме неё, его, сиротинушку, не благодетельствует). Ради борьбы со зверствами допустимо совершить в тысячу раз больше зверств, чем те, которые описаны в качестве повода, особенно, если последних не существовало в природе. За «просто зверства» стыдно, а за зверства во имя недопущения зверств стыдиться некогда: пора к пионерам. Сидит заслуженный дедушка и общается с молодыми году эдак в 1970-м:

Collapse )
promo rightview february 3, 14:47 81
Buy for 600 tokens
Проблема придворной политологии в том, что она не знает никаких «элит» – в её поле зрения попадают придворные и только придворные. Под «элитной конкуренцией» на эзоповом дворцовом языке разумеется самозабвенная борьба придворных клик, которая может продолжаться до скончания веков – иначе…