February 12th, 2018

Br

Ещё полетаем

Путаное это дело – работать Кремлем в информационном пространстве в героическую эпоху борьбы за какие-то перемены с целью недопущения никаких перемен. Как оценивать события, вот в чем вопрос? Все эти триумфальные олимпийские шествия без опознавательных знаков, падающие самолеты, вечно прибывающие трупы в Сирии – это вообще что? Плохо или…? При попытке ответа в державном мозгу стартует отчаянное раздвоение, как на гербе. Потому что никто в штабах не понимает, к чему вообще стремиться. Если дела в стране и вокруг идут успешно, основные задачи за 20 лет решены, то нет оснований настаивать на собственной безальтернативности – отлаженное хозяйство можно благополучно передать преемнику и отправиться мирно удить рыбу. А если проблемы громоздятся валом, всё смутно и тревожно, тем более надо уступать дорогу – пусть попробует дальше кто-то посвежее и помоложе. Так за что хвататься, если уходить совсем не хочется? Очевидно, только и остается, что старательно перемежать достижения-достижения достижениями-падениями, пытаясь соблюсти баланс, о котором, однако никто не знает, где он. Или, что то же – упражняться в беге на месте. По сути – усердно месить грязь. И потчевать страну кондитерскими изделиями из этой субстанции. А они сильно портят вкус. Уже испортили. Любые события в России отравлены патологической двусмысленностью восприятия. Он то ли упал, то ли его уронили... Страна погрязла в болотной бездонности истолкований. Мы можем принять решение о приостановке эксплуатации Ан-148. Но с решением о приостановке эксплуатации РФ торопиться не станем. Всё так неоднозначно. Полеты национальной фантазии успешны при любой погоде.
Buy for 600 tokens
Мы описываем нечто, какую-то диковинную штучку или что? Оно вот такое и разэдакое, а, кстати, где? Где оно лежит? Это такая утопия? Да, очень интересно изложена метафизика некоего государства, которое я называю правым. Ну и что? Приблизилось ли оно этим описанием к воплощению в реальность?…