June 20th, 2017

Br

Ирреализация

Выше шла речь о власти, о том, как она «утрачивает способность развиваться, коснеет, сворачивается в недифференцированный ком, который, постепенно набирая скорость, катится под гору». Подразумевается не только подчиненный характер госинститутов и ветвей власти, которые сначала слились в своей никчемности перед президентским аппаратом, а потом и с ним самим, перестав от него чем-либо отличаться, но также, через них, имеется в виду и тотальная сервильность любых решений, официально трактующих в России объективную реальность. Реальность вследствие такого к ней отношения деинсталлируется. Вот это наплевательство в её адрес, растворяющее любые элементы устойчивости и твердости в ней, и образует самую характерную черту российского политического режима. Не прессинг оппозиции, не конфликт с Украиной, не ошибки экономической политики, а стремление придать всему этому такую форму, будто это происходит в горячечном сне – ликвидация подлинности как таковой: вот что делает «всё это» неприемлемым и обреченным. (В конце концов, в перечисленном нет ничего, чем, формально не занимались бы на свой лад, страх и риск также и в некоторых других странах.)

Подлинность исчезает в тот момент, когда Роспотребнадзор в зависимости от конъюнктуры переговоров по энергоносителям то находит вредные добавки в белорусских сырах, то теряет их там. Какой сумасшедший придумал использовать подобный инструментарий? В Кремле и в правительстве несомненно считают этот привычный пинг-понг очень эффективным и остроумным мероприятием, так же, вероятно, и жизнерадостно веселятся вдохновению Димы Киселева, когда он захлебывается чушью на телеэкране. Они не понимают, что эпистемологическое непотребство долгосрочно инвалидизирует в первую очередь их самих, ищущих твердости положения в реальном мире. Не так страшны враги, как спасительные враки против врагов: враги уйдут, враки останутся в головах. Заказчики вранья уже сформировали им свой исторический стиль. Они шли к этому долго и издалека, но войдут в учебники, олицетворенные Киселевым аналогично тому, как какой-нибудь Медичи входил туда на пару с Брунеллески. Аргумент: а «либералы», они же «социалисты» не менее лживые, не принимается. Конечно, лживые. Но если следовать избранной логике, у кого-то есть желание посостязаться с Чубайсом за народную любовь? Не дают покоя лавры «отца лжи»?

Реальность ускользнёт у тех, кто привык ускользать от неё. Наблюдая тенденции, можно представить, как какой-нибудь «сильный человек Кремля» берётся переписать таблицу умножения, потому что «интересы Родины и «Нашнефти» этого требуют». В свою очередь «интересы таблицы умножения» требуют, что они просчитались. Они просчитаются.
Buy for 600 tokens
Мы описываем нечто, какую-то диковинную штучку или что? Оно вот такое и разэдакое, а, кстати, где? Где оно лежит? Это такая утопия? Да, очень интересно изложена метафизика некоего государства, которое я называю правым. Ну и что? Приблизилось ли оно этим описанием к воплощению в реальность?…