May 22nd, 2017

Br

Проектомания

Мы еще пока не очень хорошо уверены, в чем состоит «русский проект». (В чем? Имеется готовая формулировка?) Мечемся по игровому полю с красными, белыми и коричневыми клетками, не зная, где приткнуться. «Сливаем Бердяева с Дзержинским». Как следствие непонимания себя сегодня делаем противоположное тому, что вчера.

Но зато мы уже твердо знаем, какой «проект» является «антирусским».

В стране, где практически все собственные проекты провальные, свято верят в проектность. Всё вокруг нас – проект. Чуждых злых сил. Злым силам проекты всегда удаются, не то, что нам.

Как назвать назвать эту страсть находить всюду чьи-то реализованные мероприятия? Прожектёрство наоборот. Проектомания, которая выявляет аппаратную изнанку мышления интеллигенции, как правило левого, даже если оно ухватилось за правую риторику.

Левый тип самосознания: мы – никто. Но вот у пацанов заведено: договорились и сделали. Они такие. Мистическая вера интеллигентов в пацанов. Неверие в себя.

Понятно, что любая часть реальности – чья-то идея и чья-то воля. Но не обязательно «проект», хотя тут, конечно, начинается спор о терминах. Не установлено наличие штаба, заказавшего и спланировавшего французскую революцию XVIII века, но были люди, которые ответственны за то, что она произошла, и работавшие – в частном порядке! – на такой результат задолго до того, как всё случилось. Можно считать революцию их проектом. Можно считать Просвещение проектом – проектом проектов, переходом к проектности как парадигме. Но это не «проект», направлявшийся из единого координационного центра. Это не проект, скажем, «английской разведки». Если речь идет о децентрализованной проектности, то это более адекватное описание реальности в целом, которая является суммой (часто с отрицательным знаком) множества сознательных и неосознаваемых усилий, идей, мнений.

«Проекты» у адептов интеллигентской проектомании всегда осуществляются коварно и извне. Безусловно, на любой процесс пытаются оказать влияние заинтересованные силы, среди прочего, и «извне». Ну и что, почему надо абсолютизировать именно этот фактор?

Налицо метафизические установки, которые априорно программируют дискурс. Диагностика этих установок – единственное, что должно интересовать при изучении данного типа отношения к себе и к реальности.

Читаем: когда частные лица балоболят мысли, это не проект и не «действие». Действие и признак действия – это финансирование. Действуют в первую очередь те, у кого есть деньги. На этом мы стоим, такова наша вера. Анекдот в том, что «банкиров» мы при этом ненавидим и мечтаем от них избавиться. Но они – константа у нас в голове. Контролируют через самоцензуру. И никуда они не денутся, потому что, видимо, они – наш проект.
Buy for 600 tokens
Мы описываем нечто, какую-то диковинную штучку или что? Оно вот такое и разэдакое, а, кстати, где? Где оно лежит? Это такая утопия? Да, очень интересно изложена метафизика некоего государства, которое я называю правым. Ну и что? Приблизилось ли оно этим описанием к воплощению в реальность?…