April 26th, 2016

Br

Однолюб

«Так Россия, лежащая во мраке "патриотического угара" в одну минуту лишилась единственного (!) федерального печатного издания, где патриоты могли произносить вещи, доступные массовому читателю. Когда бы подобная перезагрузка случилась не с патриотами - о, как всё шумело б и грохотало о возвращении в "советский союз". Но так как это случилось с патриотами, в ответ мы услышали полную тишину. Никакой реакции я не жду. В том числе и потому, что её не будет.»

Читаешь комментарии по кальке «Ты только посмотри, какое горюшко с нами приключилось! Но это горюшко – только полгорюшка. Представляешь, что было бы, коли бы оно не нас постигло, а вот этих самых. Оооо… Главное несчастье в том, что они бы совсем не так реагировали, если бы это с ними случилось, чем когда мы тут страдаем. Когда мы страдаем, им вообше не жалко… Ооооххх… Какие они…» – и думаешь, чего здесь больше, глупости или инфантилизма. Достаточно один раз посмотреть на эти причитания «со стороны», и тиражировать их станет стыдно. В случае с Прилепиным ситуация понятна. Человек так замотался, что ему некогда просто сесть и немного подумать, что, как и зачем. Живет и пишет на автомате. А, например, у Ольшанского, который произвел неисчислимое множество аналогичных протестных восклицаний, заело речевой аппарат, видимо, по причине обратного свойства: в условиях кризисной голодухи отчаянно пережевывает запавшую мысль. Ибо неизвестно, что жевать, когда выпадет.

Для Прилепина скандал как «политического мыслителя», что он и этот кейс сливает в тот же самый арык, куда у него утекает и всё прочее. Казалось бы, оплеуха, официально залепленная официально патриотической общественности, призывает что-то переоценить и хотя бы немного уклонить вектор беспощадного критического анализа. Рассмотреть, наконец, что-то еще интересное и заслуживающее рядом с морально избитыми «либералами». Но нет. «Мы пойдем привычным путем», бормочет себе под нос писатель и предпочитает не смотреть в сторону. Либералы! Только либералы! Всё удобно сводится к ним.
Buy for 600 tokens
Мы описываем нечто, какую-то диковинную штучку или что? Оно вот такое и разэдакое, а, кстати, где? Где оно лежит? Это такая утопия? Да, очень интересно изложена метафизика некоего государства, которое я называю правым. Ну и что? Приблизилось ли оно этим описанием к воплощению в реальность?…