April 7th, 2016

Br

От олигархов к фаворитам

Хорошо Кашин пишет: «Административная реформа, начатая Владимиром Путиным без предупреждения и без объявления войны, производит такое впечатление, что, кажется, мы еще ностальгически вздохнем о тех временах, когда и Росархив не был силовым ведомством, и военизированные подразделения МВД тихо существовали под началом честного милиционера Владимира Колокольцева». К коллекции эпохальных символических шедевров, таких, как «управление внутренней политики», добавилась жемчужина в прапорщическом стиле. Нельзя не учитывать специфику употребления термина «гвардия» в России, специфику, которой нет, например, в тех же США. Поэтому о тупом копировании названия говорить не приходится – отечественные коннотации выходят на передний план. Никто, конечно, прежде не догадывался, что вэвэшники – гвардия нации, но теперь следует из этого исходить. «Федеральная служба национальной гвардии» – это почти уже «министерство двора», «департамент элиты» или «отделение консерватизма».

В принципе-то, согласно прецедентам, охранные отряды своим существованием не умаляют функционала тайной государственной полиции, но есть легкое ощущение, что между Путиным и ФСБ появился холодок недоверия. Возможно вождь что-то внезапно узнал, что заставило его активировать старую рецептуру сдержек и противовесов. Но с другой стороны можно думать, что обострились генетически обусловленные проблемы. На самом деле российская власть стоит на недоверии как дом на песке. Чем менее всерьез её институты, чем более они имитационны, тем меньше причин доверять чему бы то ни было; впрочем, недоверие здесь скорее не следствие, а причина. Можно вспомнить Сталина. Его считают образцом кадровика и тем не менее он был вынужден регулярно выносить приговоры своей кадровой политике, убирая, однако, людей, но не проблему. Кому он мог доверять? Членам партии большевиков, которая была взращена на революционной мифологии и культе восстания? Культя восстания продолжала фантомно страдать и десятилетия спустя; призрак коммунизма, даже частично материализованный, не утратил склонности к ночным хождениям по краю. Люди, которые предали и свергли власть, державшуюся сотни лет, обладали навыками, требовавшими применения и совершенствования. Новая аппаратная генерация, молодое поколение, которое вообще не видело дореволюционной жизни и всосало чуть ли не с молоком традицию заговора, казалось еще менее надежным. А теперь оценим современный кремлевский кадровый ресурс, вспомнив факты биографии Виктора Золотова. Вот он на танковой трибуне возле Белого дома, охраняет Ельцина, по сути заявляющего о ликвидации Советского Союза, вот он в числе телохранителей Собчака. Того самого Собчака, которого здоровый генеральский инстинкт в 90-е годы разве только в гробу и готов был видеть. Но ныне Золотов и сам генерал.

Collapse )
Buy for 600 tokens
Мы описываем нечто, какую-то диковинную штучку или что? Оно вот такое и разэдакое, а, кстати, где? Где оно лежит? Это такая утопия? Да, очень интересно изложена метафизика некоего государства, которое я называю правым. Ну и что? Приблизилось ли оно этим описанием к воплощению в реальность?…