March 13th, 2016

Br

Тирания и справедливость

«Две истории не оставляют меня практически всю взрослую жизнь, начиная с института. Стенфордский тюремный эксперимент - раз, и эксперимент Милгрэма из Йельского университета по подчинению авторитету – два».

Всё, что доказывают эти эксперименты, это то, что человек – хороший актер: он способен выбирать роли и сущности, откликаясь на интересные предложения. В частности, он любит делать добро, но точно так же любит делать и зло. Как гласило полное глубокого удовлетворения признание Суллы, гордящегося своим счастьем: «Никто не сделал больше добра своим друзьям, и зла своим врагам, чем я». Это и есть счастье в восприятии знатного римлянина – полнота жизни – полнота осуществления возможностей.

Если бы те же профессора взяли тех же испытуемых и предложили им игру в благотворительность, они с удовольствием развлекались бы, творя добро. Какую из ролей считать «естественной», какую нет – исключительно вопрос произвола интерпретации и произвола экспериментатора. Древние хорошо понимали, что «естественны» обе. Но, что интересно, экспериментировали, выводя людей на чистую воду, чаще в направлении, обратном стэнфордско-йельскому.

Какими были настроения уважаемых афинских граждан времен расцвета демократии, которых платоновский Сократ успешно провоцирует на разговоры о благе и справедливости?

Collapse )
promo rightview march 22, 16:54 50
Buy for 600 tokens
Абсолютная власть велит летать в Италию чисто виртуально. То есть медитировать. О ней. Ладно, Ваша Божественность, как изволите. Мы не против. Дистанция, границы, барьеры как раз и сочиняются для того, чтобы некое содержание – теперь отделённое, отдалённое и разделённое – преодолевая сопротивление…