February 25th, 2016

Br

Трамп и мы

Когда США стремятся обновить и освежить свою политическую систему, то обращаются к первоистокам, и вот на арене появляется человек, сделавший себе имя в бизнесе, а теперь призван поправить дела государства, добавить ему нечто из практики корпоративного управления. Источником силы оказывается ценностный синтез частного и государственного, делового и политического, о котором как о программной цели шла речь во множестве мест (1, 2, 3).

В сознании американца одно продолжает другое, одно другим укрепляется и усиливается, что особенно заметно в трудной ситуации. Но в России эта программа синтеза не работает, напротив, в «момент истины» общество хватается за её прямую противоположность. Здесь истово мечтают о спасительной национализации и мобилизации. Частное рассматривается как враждебное, ослабляющее и подрывное, предательски «буржуазное» и подверженное «культу наживы», как то, что необходимо обуздать «общественным» (как будто коррумпированные чиновники – а чиновники, предоставленные себе, коррумпированы как класс – менее корыстолюбивы, чем бизнесмены). «Стихию» индивидуального интереса следует гораздо жестче подмять и подчинить, чем было до сих пор, носится у нас в воздухе (являя собой что-то вроде привидения национальной доктрины). На этой стадии уже можно достаточно просто объяснить, почему мы слабее и будем слабее, то есть обречены проигрывать конкурентам. Мы проигрываем уже в теории (и как следствие на практике), потому что уже в теории не доверяем самим себе (обобщенно «себе» – себе подобным). Мы концептуально сами себе враги. Спрашивается: если в первом случае общественное нейтрализует, подавляет и смиряет частное, а во втором одно вырастает из другого и усиливается другим, то где будет больше энергии и силы? Вычитание уменьшает, сложение увеличивает.

Трамп идет к власти, выигрывая штат за штатом в ходе республиканских праймериз. У нас Титов как его отдаленное подобие даже не решается говорить политическим языком, старательно ограничиваясь «сферой экономики», тогда как другие, напротив, узурпировали сферу политического и на фоне нарастающего экономического коллапса грузят общество блистательными международными достижениями. Степень парализующего разрушительного недоверия к себе и другим иллюстрируется комментариями, которые собрал пробный рекламный прогон текста в фейсбуке. Читатели отреагировали коллекцией аргументов, оправдывающих социальную пассивность – не надо ничего делать, не надо никаких партий, вот если бы Титов… Что? Призвал на баррикады? И что тогда? Ещё большее «ничего». Люди тупо в ожидании, когда их «мобилизуют» и поставят в строй, давая понять, что ни на какие иные формы социальности они принципиально не готовы. Но это приговор, который они вынесли себе по собственной инициативе.
Buy for 600 tokens
Мы описываем нечто, какую-то диковинную штучку или что? Оно вот такое и разэдакое, а, кстати, где? Где оно лежит? Это такая утопия? Да, очень интересно изложена метафизика некоего государства, которое я называю правым. Ну и что? Приблизилось ли оно этим описанием к воплощению в реальность?…