January 5th, 2016

Br

Здравствуй, груздь

«Нежелание и неспособность осознавать объективные последствия» упоминает Глеб Павловский в своем тексте о «конце истории системы». Это, конечно, тоже показатель – пессимизм людей, которые когда-то работали в её ядре. А текст Павловского образцово пессимистичен. Автор принципиально не видит никого, «достойного взять власть после», оценивая грядущий провал как только провал, безоговорочное обрушение в непредсказуемость. Не видит никого – то есть не обнаруживает не столько личности, годной к этому, сколько, важнее, партии, группы, слоя, да и отказывает обществу в целом быть достойным менее катастрофического варианта.

Сказанное когда-то: «Чтобы слабые восстали и победили, они должны быть сильными. У нас нет ни одной сильной социальной группы и ни одной социальной группы, которая, опережая другие, претендует стать «сильными» – означает примерно то же самое. Вакуум, постепенно проясняющийся там, где прежде роилось многообразие иллюзий. Отсутствие силы, достаточно правой, чтобы быть правящей, организующей – государственной.

Collapse )
Buy for 600 tokens
Мы описываем нечто, какую-то диковинную штучку или что? Оно вот такое и разэдакое, а, кстати, где? Где оно лежит? Это такая утопия? Да, очень интересно изложена метафизика некоего государства, которое я называю правым. Ну и что? Приблизилось ли оно этим описанием к воплощению в реальность?…