July 16th, 2015

Br

Путь суверенитета к мясорубке

Теория, изложенная в интервью Костина, формулируется так: несуверенные народы едят колбасу, а суверенные народы едят глазами начальство. Первые делают это несколько неуверенно, вторые, конечно же, довольно суеверно.

Собственно, это почти очевидность для нынешней России, нюансы, ради коих затевается борьба, состоят в том, кто есть то самое начальство.

С учетом специфики узкой аудитории «Известий» посредством говорильни Костина реализуется вот что: агитпроп доказывает свои права на существование вопреки амбициям двух других групп в окружении Путина – силовиков и экономистов.

Суверенитет превыше колбасы – на жаргоне Костина это четкое послание Кудрину, Грефу и ко: вас недостаточно, еда едой, но опора трона мы, те, кто отвечает за «высокие материи» и нечего лезть со своей колбасой на первые роли, мы главнее. Аналогичный спич раздаётся в адрес преемников Коржакова, любителей побряцать, затянуть и закрутить: надо сохранить выборы, без выборов низя, потому как а куда же мы пойдём и что будем регулировать, если их отменят?

Проблема в том, что ценное указание на никчемность попыток выкупить суверенитет за материальные блага обнуляет все предшествующие достижения режима, который уверен: сделка (приватизации суверенитета) давно состоялась и пересмотру не подлежит. Никакой сделки, суверенитет в наших руках, он что дышло, куда мы его повернём, туда всё и выйдет, шепчет агитпроп устами сурковского друга.

По названной причине (и не только) агитпроп традиционно сам в тихой оппозиции, одной ножонкой всегда немного по ту сторону баррикад – он постоянно предпринимает усилия вывести ситуацию из-под контроля других, более могущественных правительственных групп, он разлагает не только врага, но в не меньшей степени бастионы вооруженной и экономической власти.

Всё это чревато, ибо – вспомним ещё раз тезис Костина в правильном переводе – тот, кто смотрит с вожделением на начальство и ест его глазами, впадает в грех чревоугодия в сердце своём. А дальше больше, коготок увяз, двуглавой птичке пора к столу, то есть на стол, колбаса не ждёт, но стимулирует аппетит, гурманство и ротацию блюд. Начальство будет таки съедено, можно не сомневаться. Дикари ведь тоже вкушают друг друга исключительно из самых лучших суеверных чувств. Из почтения, скажем, к высоким свойствам бедренных мышц опорно-двигательного аппарата соучастника процесса пережевывания жизни, которые просто нельзя не усвоить.

Съедено, да. Переварено – это, конечно, вряд ли. Выйдет с той стороны в новую эпоху.

И даже не отряхнется. Зачем? Такое оно всегда и востребовано.
Buy for 600 tokens
Мы описываем нечто, какую-то диковинную штучку или что? Оно вот такое и разэдакое, а, кстати, где? Где оно лежит? Это такая утопия? Да, очень интересно изложена метафизика некоего государства, которое я называю правым. Ну и что? Приблизилось ли оно этим описанием к воплощению в реальность?…