May 26th, 2015

Br

Империя и истерия. А в чем прокол?

> «А что есть серьёзные проколы?»

С проколами работает любая система. Даже тиражируемая на поток, многократно оттестированная, например, операционная. Признавать это – нормально. Думать, что «ручная», формируемая на бегу, система не сбоит – признак наиболее тяжелого и опасного сбоя, который может в ней случиться. Усугубление того же самого дефекта состоит в том, что система однозначно предпочитает тех, кто рассказывает ей, что она работает без проколов – и раздувается от самодовольства.

Самый успешный государственный менеджер России за последние 100 лет – по всей видимости, Сталин. Однако и он был вынужден постоянно исправлять собственные и системные ошибки, особенно кадровые, которые по его личной оценке были настолько тяжелы и запущены, что при выборе инструмента совершенствования предпочтение отдавалось топору.

Системе не хватает рефлексии. По этой причине она не субъект. Она – анахронически затерянный мамонт, бродящий по Евразии в ожидании нового ледникового периода.

У системы вместо рефлексии голосовой аппарат – она способна издавать зуковые сигналы, иногда оглушительные, иногда пронзительные или успокаивающие. Но это почти никогда не речь, вопреки иллюзии. Дело обстоит не так, что звуковое устройство подключено к какому бы то ни было, хотя бы минимально наличествующему мозгу. Наоборот – мозг подключен к сигнально-звуковому автомату. Система идеологически внесистемна: центр осмысления социальных, политических и дискурсивных практик в ней деинсталлирован. Вследствие этого она децентрализована, хотя и живуча, как стая крыс.

Collapse )
Buy for 600 tokens
Мы описываем нечто, какую-то диковинную штучку или что? Оно вот такое и разэдакое, а, кстати, где? Где оно лежит? Это такая утопия? Да, очень интересно изложена метафизика некоего государства, которое я называю правым. Ну и что? Приблизилось ли оно этим описанием к воплощению в реальность?…