April 7th, 2015

Br

Комиссар театрального консерватизма

Агитпроп, который у нас «стоит за» любыми политическими решениями, тем более «культурно-политическими» – в своем репертуаре. Ему свойственно, как уже говорилось, вести дело к результатам, обратным тому, что провозглашается.

Вот и Новосибирск с изумлением глядит на фигуру нового директора оперного театра, выпавшую из рукава державного минкульта: банкрот, лишенный собственности, с кучей уголовных дел и эпатирующей манерой общения – символ путинского консерватизма? За несколько дней он стал главной местной медийной звездой. Шут и балобол носится по городу, раздавая хлесткие заявления и олицетворяя босяцкую стилистику современной российской имитационной повестки, фигаро здесь, фигаро там и везде одно и то же. Речист как Троцкий.

Скандалезность накапливалась в театре и прежде, но контролируемо – в содержании спектаклей. Вмешался государственный регулирующий орган и всё выплеснулось наружу. Так, видимо, лучше с политтехнологической точки зрения.

Театр, построенный в 1945 году, внезапно к 70-й годовщине и в разгар путинского «имперского ренессанса» стал средоточием сумбура революционных перемен вместо музыки – музыка заглушена митинговой трескотней. Театральный комиссар ищет основания всё переименовать и перестроить, потрясая старый культурный порядок сонного региона агрессивными красотами нового мира.

Если нужна картина того, как официозно-провокационный агитпроповский консерватизм сам себя надувает из ничего и лопается, словно пузырь, заряжая спокойную территорию революционным шумом, то это она.
Buy for 600 tokens
Мы описываем нечто, какую-то диковинную штучку или что? Оно вот такое и разэдакое, а, кстати, где? Где оно лежит? Это такая утопия? Да, очень интересно изложена метафизика некоего государства, которое я называю правым. Ну и что? Приблизилось ли оно этим описанием к воплощению в реальность?…