February 17th, 2015

Br

Выбирай на вкус

«Официальный курс евро к рублю, установленный Центробанком на вторник, снизился на 2,82 рубля, до 71,5426 рубля. Курс доллара снизился на 2,42 рубля, до 62,6632 рубля».

Так-так. На этот счет имеется две версии с точностью до наоборот. Какая кому больше нравится.

Первая: Путин нагнул врагов в Минске, вот и доллар нагнулся. Наша взяла. Одолели супостата с его гнилой валютой.

Вторая: наметились хотя бы слабые признаки нормализации отношений с вражеским Западом, и дела у нас тоже начали нормализовываться. Вот до чего странный он у нас, этот враг. Что нелишний раз наводит на гипотезу: может, и не враг он совсем? Или, по крайней мере, не совсем враг. Предположение, конечно, ужасное и абсурдное, но... это всего лишь гипотеза. Формальная дань, так сказать, безудержной смелости познания.
promo rightview march 6, 00:18 123
Buy for 600 tokens
В России не верят в суды. Не верят в институты. Не верят в чиновников. Не верят в иерархов церкви. Не верят друг другу. Не верят, что ни во что «это» не верят. Однако твёрдо верят, что через «всё это», сплошь конкретно никакое, ложное и гнусное само по себе, веет некая «правда», некая…
Br

Выбор фактов и выбор себя

Вот тут к теме взаимоотношений с Западом – набросок каталога претензий в сочетании с интересным признанием «условности» набора аргументов, относящихся по крайней мере к отдаленному прошлому.

ferst_reiger, очевидно, имел, как и все мы, случай наблюдать дискуссии, «кто первый начал», или споры о прочих «известных событиях», которые разрастаются в ЖЖ словно мировое дерево с бесконечностью веток, переходом на личности и бранью и крайне редко способны кого-то в чем-то убедить или переубедить. И если «всё условно», как он говорит, а решения все-таки принимаются и позиции занимаются, то они принимаются и занимаются как правило не на основе фактов, подогнанных очень часто «условно» и произвольно, а исходя из определенных презумпций волевого характера. Например, человеку хочется считать, что его страна была постоянно унижаема и ущемляема. Он и считает, выбирая факты под это и игнорируя другие. А другой хочет думать иначе. Осознание этих активных ролей сознания, классификация этих презумпций и является темой «политической метафизики». Первичные определения, точнее волевые самоопределения, лежащие в основе многообразия презумпций частного и конкретного порядка, упоминаются здесь: 1, 2.

Глубина фундаментальных самоопределений, которых редко достигает рефлексия, программирует постоянство исторической или личной судьбы. Презумпции проявляются не только в тенденциозном подборе исторических фактов, но обеспечивают поддержание тенденции в настоящем и будущем, выступая как активно действующий – предопределяющий – элемент. Человек, который придумывает прошлое, придумывает и настоящее, но уже в другом, более суровом смысле. Сегодня – это та точка, где его сверхличные фантазии невольно воплощаются, где его глубина поднимается на поверхность.

Это же понимание значения презумпций полезно и при оценке высказываний следующего типа: «Демократия - это власть демократов. И для этой узкой прослойки человекоподобных существ запад чудесен. А для моего народа он несет заражение, мутации, грабёж, унижения, разрушения и убийства».

Формулировка: «нам несет» – вопреки нашему отчаянному сопротивлению – это ведь просто лингвистический оборот, вербальная конструкция. Зарезал пьяный сожитель пьяную сожительницу, которая не хотела отдать ему двести рублей на продолжение банкета, и, протрезвев, высокопарно выражается: эта проклятая жизнь принесла нам убийства и грабеж. Нет, даже эффектнее можно: мировой порядок принес в нашу жизнь убийство и грабеж. А по сути «МП» в различных его ипостасях если что-то и принес, то в первую очередь возможность списывать на него всё, что душе угодно или не угодно. Удобная такая сервисная функция. Вот и «Запад» для России – функция удовлетворения некоторых ее внутренних потребности что-то знать, а на что-то, наоборот, закрыть глаза – от какого-то знания самой себя стыдливо уклониться, скрывшись в тени презумпции.

Запад – в России – почти всегда презумпция, той или иной степени фундаментальности. Иногда это сама мировая власть, «власть вообще», метафизическая сущность, каковой бросает вызов отпавший от неё левый субъект. Иногда просто продукт отторжения «внутреннего зла», его экстериоризации, «извержения вовне». И почти никогда – успешный геополитический конкурент, чью успешность необходимо понять, чтобы превзойти. (Наборы слов: да чё успешность-то, они просто грабят весь мир, вот и живут хорошо, а нам совесть не позволяет – не рассматриваются. Не с намерением «опровергнуть» эту бессмысленную речевку, а просто в сторону, замечу: нет такой вещи, которой в России, как и во всем мире, «не позволила бы совесть».)

То, о чем я говорю, совсем не означает призыва «жить с Европой в дружбе». Можно и поконфликтовать. Нужно! Только с умом. В тексте об «определениях к продолжению правой традиции» говорилось об этом. Важно не забывать, что наличие соперника, который передвигается на двоих и обладает речью – не повод абсолютизировать различия, становиться на четвереньки и начинать мычать в знак тотального антагонизма. Это плохая метафизика, которая перерастает в негативную тенденцию.