November 12th, 2014

Br

Отправные пункты

название или описание

Приехал из Франции. Когда отстоишь очередь на Родину к окошку паспортного контроля, первое впечатление – кислая физиономия таможенника. Ты с ним здороваешься, он с тобой нет. «Там» невозможно представить, чтобы тебе не ответили на приветствие, причем, заведомо не зная, а иногда зная, что ты – чужой, другая нация, страна и т. д., не говоря уже о том, что не просто чужая, а еще и – как некоторые считают – русская, опасно необузданная и враждебная.

А вот в Шереметьевских или Домодедовских кафе тебе уже местами даже и улыбаются из-за стойки. И не так чтобы совсем искусственно: когда пятьсот раз натужно улыбнешься, это уже привычка, она же натура. На этой ограниченной территории наш хлипковатый капитализм отчаянными усилиями дирекций по персоналу уже втемяшил тому же самому в основе населению, что «кругом свои» или, по крайней мере, подлежат усвоению. Возникает ощущение, что официозно-политическое «кругом враги» поднимается до федерально-кремлевских высот с низин бытового уровня, где природных носителей этого взгляда еще не успела коснуться очеловечивающая рука. Цель приема, усиления и ретрансляции башнями этой волны – обеспечить себе стабильность рейтинга, войдя в соответствие и альянс с антропологическим браком 1917-го – 90-х, у которого лицо отмечено немного стершимся клеймом гражданской войны «всех против всех». Налицо, конечно, плохая политика и не сильно возвышенное мнение о соотечественниках. Но соотечественники же довольны? И то ладно.

Существует мнение, что за приличное или же неприличное поведение одних индивидов по отношению к другим отвечает качество посредствующих реальностей, с которыми эти индивиды себя идентифицируют, свободно или автоматически. «Нация», согласно этой точке зрения, и есть то, что сближает, солидаризирует и соорганизует людей в Европе. Однако, что не вполне объяснимо в рамках данной теории, так это элементы солидарности и взаимной поддержки представителей различных наций в отношении друг друга или примеры их вполне социального поведения на чужой территории.

Вот таксист, потомок франков и галлов, везет меня в «Шарль де Голль» и по дороге выясняет, что я наугад называю нужный терминал (электронный билет впервые отправил не на корпоративную почту, которая всегда под рукой в ноутбуке, а на яндекс-почту, в то время как доступ в интернет из машины отсутствует). Реакция – начинает мобилизовывать по телефону всех своих знакомых, чтобы они отложив дела, выяснили, из какого терминала вылетает рейс на Москву. Подъехали к С, предлагает подождать, пока я удостоверюсь, нет ли ошибки, если что, добросит до любого соседнего (а их там штук 5). В аэропортах Италии я как-то лучше ориентируюсь.

Collapse )
Buy for 600 tokens
Мы описываем нечто, какую-то диковинную штучку или что? Оно вот такое и разэдакое, а, кстати, где? Где оно лежит? Это такая утопия? Да, очень интересно изложена метафизика некоего государства, которое я называю правым. Ну и что? Приблизилось ли оно этим описанием к воплощению в реальность?…