September 5th, 2014

Br

Кто будет кого-2

Продолжая тему. Из FB Дениса Тукмакова:

«Всё как и полагается: приятель считает меня фашистом, а Россию – врагом и фашистской страной. И я подумал, что это хорошо, что есть ещё шанс на их выздоровление. Потому что в фашизме они видят зло. И, используя это слово как маркер, лепят его к тем, кого ненавидят, – ну прямо как мы в детстве.
А вот когда они начнут видеть зло в антифашизме, когда примутся массово прославлять своих вояк не как "героев Отечественной войны", а как, скажем, охранников концлагеря, – вот тогда ловить уже будет нечего.
Они были близки к этому. Им оставалось сделать последний шаг: от риторики про "шашлык из колорадов", детских "зиг" и батальонных рун перейти уже к "окончательному решению донецкого вопроса". Отбросить логику "Спасти Донбасс от рашистов-террористов!" и провозгласить новый лозунг: "Донбасские унтерменши спасения не достойны!".
Такое звучало на Украине и раньше – про "унтерменшей", про "вату из Лугандона и Донбабве" – но всё-таки не это было заглавной темой АТО. Операция пиарилась как "освобождение", а не "подавление" – при всех ужасах её реального воплощения.
А вот после первых южных котлов и, в особенности, после "марша пленных" отчётливо показалось, что этот последний шаг будет непременно сделан – и вся украинская нация санкционирует превращение собственной армии из "освободителей Донбасса" в "зондеркоманду по подавлению Донбасса".»
И т. д.

Человек может думать, что он прямой, прямее некуда. А на самом деле это больной, изломанный, согнутый в дугу левый тип. Он способен сказать правду в лицо укому-угодно. Но не себе. При всей своей внешней честности он сущностно не прав.

Персональный диагноз иногда масштабируется до размеров эпидемии, уносящей страны и повергающей цивилизации. Перед нами тип дискурса, который когда-то сделал СССР внутренне пустым колоссом на глиняных ногах. Пустота достигалась отказом содержанию в признании, отрицанием сущности. Вот в эту пустоту формы, искусственно лишенной содержания, и провалилось все советское. Мы никогда не называли вещи своими именами. Мы отрицали их. Доотрицались до того, что потеряли, позабыв с концами, где они лежат.

Мы можем ввести сколько угодно войск на Украину, но по-прежнему убеждены, что если мы не заикаемся о вторжении, то это не вторжение, а что-то иное. Вторжение, которое говорит, что оно вторжение, заклеймено нами как ненавистная первозданность фашизма. Вторжение, которое рассуждает о себе как о миротворческой операции, это современная гуманитарная технология. Вторжение, которое утверждает, что его нет, это антифашизм. Люблю классику: соображения чисто эстетические побуждают выбрать из этого списка первое. Последнее и предпоследнее – шаги на пути к безумию. Они свидетельствуют о том, что вся система координат поплыла влево.

Эстетические разногласия – единственное, что разделяет нас с Тукмаковым. Прямо следуя тому, что он пишет (здесь и в других местах), фашизм – это если хохлы введут войска в Донбасс и загонят ватников (всех, кто был активно против них) в концлагерь. А если мы введем войска на Украину и загоним укропов (всех, кто был активно против нас) в концлагерь, то это что? Естественно, антифашизм. СССР-2.

Однако разногласия, которые вызывает данный подход, принципиальны. Тут перед нами не предрассудки детства, затянувшиеся у автора, вопреки его собственному замечанию, и даже не обыкновенное лицемерие. Эквилибристика со словом «фашизм» из процитированного текста выдает агрессивный страх быть собой. Она означает, метафизически, силу, потерпевшую ценностное крушение, духовно сломленную, вытесненную и направленную против себя. Логика политического прагматизма дополняет, продолжая, эстетику и метафизику. Больное фашистское государство – с антифашистским комплексом – хуже, чем просто фашистское государство. Оно менее устойчиво.

Левый человек даже наступая думает, что защищается. Правый человек даже защищаясь думает, что наступает. Самосознание первично, и если это левое самосознание отпавшей от себя силы – априорно вечно находящей себя в состоянии слабости (манипулируемости/угнетенности/подверженности воздействию извне) – то его носитель, даже взобравшись на пик могущества, креативно найдет кратчайшую дорогу вниз.

И ничему не научится.

Мы же пришли на Украину познать самих себя?
promo rightview february 3, 14:47 81
Buy for 600 tokens
Проблема придворной политологии в том, что она не знает никаких «элит» – в её поле зрения попадают придворные и только придворные. Под «элитной конкуренцией» на эзоповом дворцовом языке разумеется самозабвенная борьба придворных клик, которая может продолжаться до скончания веков – иначе…