March 4th, 2014

Br

Великий ропот

Изменился стиль власти. Когда-то она бесконечно говорила там, где от неё ждали действий. Последнюю неделю она большей частью угрюмо молчит и действует. И вызывает больше понимания и сочувствия.

Обозначились какие-то перемены в обществе. Выяснилось, что патриотов у нас больше, чем можно было рассчитывать, по поводу чего отчаянно грустит Александр Морозов.

Москва учит Запад скучному буквальному формализму в выполнении письменных решений.

Вот только неделю назад говорили о «дефиците самоорганизации у русских» и связанной с этим неспособности «постоять за себя». Это всё еще актуально?

Агрессивная война полезна во внутреннем плане, её истинный положительный смысл в том, что она смещает самосознание вправо. В ней рождается более сильное и эффективное общество. Говорят, что в случае успешного завершения крымского похода режим станет крепче. Да, крепче, но не в том значении, которое часто подразумевается: тупого закручивания гаек. Проявляется тенденция к установлению нового отношения между обществом и властью. Подобные подвижки в разных формах наблюдались в России после всех успешных войн, даже «освободительных». (Власть весьма деликатно, я думаю, стреножила Навального, выведя его из игры: непримиримый болтун совершенно не вписывается в наметившийся тренд.)

Тем, кто сомневается в указанной закономерности, полезно задуматься о взаимосвязи документа, который не случайно появился там, где он появился – я имею в виду «Великую хартию вольностей» – и тем, что еще в XIV веке писал Фруассар о людях, населяющих эту землю («Хроники. Римский манускрипт», СПБ, 2009, с. 297, 299, 310): «Англичане таковы от природы: они не умеют, не могут и не хотят долго отдыхать от ратных трудов и требуют войны, неважно под каким предлогом, а потом упиваются и наслаждаются ею сверх всякой меры… Вообще под Солнцем нет более гордого и надменного народа, чем народ Англии… Среди знати и мелкого люда Англии начал уже подниматься великий ропот: мы посмотрим, что наш государь пожелает… Если он подобно своему отцу настолько привык к праздности, что поленится оспорить французский престол, то после этого он будет жить, чувствуя с нашей стороны лишь угрозу и ненависть. А если он храбро возьмется отстаивать свое право, мы ему поможем своими жизнями и имуществом».

Право каждого – продолжение права королей.

Collapse )
Buy for 600 tokens
Мы описываем нечто, какую-то диковинную штучку или что? Оно вот такое и разэдакое, а, кстати, где? Где оно лежит? Это такая утопия? Да, очень интересно изложена метафизика некоего государства, которое я называю правым. Ну и что? Приблизилось ли оно этим описанием к воплощению в реальность?…