January 26th, 2014

Br

Две грезы из одного источника

Вот страдальческий текст Пожарского с перебиранием вереницы рабских мучений русских, которым их тысячелетие подвергала некая неведомая сущность, скрытая в них самих. И, с точностью до наоборот, атрибутирование всяческого зла европейцам, тем, что нещадно грабят и угнетают планету, отказываясь брать пример с образцово толерантных российских правителей. Две позиции, казалось бы, антагонистичных. Но крайности смыкаются и, сходясь заодно, заслуживают общего ответа. Данный здесь комментарий актуален в обоих случаях.

Рабство метафизически возникает и разворачивается из левого отчуждения от силы, которая приписывается абстрактному потустороннему субъекту, причем неважно, именуется ли он «православным царем», «путинским бандитским режимом» или «Западом». В этом коварство ловушки, приготовленной самим себе любителями протеста. Изрекая свои унылые банальности про молох царизма, попиравшего народы, Пожарский не в состоянии понять значение того факта, что из этих причитаний, ставших «общим местом» в русской публицистике с XIX века, вырос молох более радикальный, чем это прежде представлялось распаленному воображению. Деспотизм предыдущего столетия словно бы воплотился, материализовался из текстов, чересчур проникновенно рисовавших явление.

Collapse )
promo rightview march 6, 00:18 123
Buy for 600 tokens
В России не верят в суды. Не верят в институты. Не верят в чиновников. Не верят в иерархов церкви. Не верят друг другу. Не верят, что ни во что «это» не верят. Однако твёрдо верят, что через «всё это», сплошь конкретно никакое, ложное и гнусное само по себе, веет некая «правда», некая…