December 24th, 2013

Br

Хозяева ларца

Постоянно говорю здесь о том, что власть – это презумпции: структуры ожидания, предвидения, предзаданности, предзаказа. Власть формируется нашим её предзнанием и предвосхищением. Самые глубокие политические понятия – «правое», «левое» выражают презумпции фундаментального порядка: типы отношения субъекта к власти вообще, к праобразу власти, преднаходимому субъектом в себе. Порождающие модели ожидания спускаются к локальным социально-политических констелляциям, где они прорисовывают облик наличных властных инстанций, от уровня правой/левой мегамоделей, рисующих облик власти вообще, данный через автопортрет носителя кисти сознания.

Решение «не выпускать» стимулируется пониманием того, как будет воспринято решение «выпустить» – ведь в нём же увидят признак слабости: режим «готов к капитуляции»… Демонстрировать свирепость режим приглашается специально теми, кто заранее готов к такому способу интерпретации отказа от свирепости. Народ просит, надо уважить. А вот и глашатай народной истины:

«Мысль, гложущая теперь неотступно, выглядит совсем просто: «Конечно, это еще не конец. Но это похоже на начало конца».

Нельзя было промолчать. Гложущую мысль кто-то должен был изречь, и – как же без неё – она прозвучала, спасая репутацию.

Вот почему Ходорковский сидел десять лет. Это Илларионову очень было нужно.

И тут уместно еще раз вернуться к вопросу, кто хозяин ларца.
Buy for 600 tokens
Мы описываем нечто, какую-то диковинную штучку или что? Оно вот такое и разэдакое, а, кстати, где? Где оно лежит? Это такая утопия? Да, очень интересно изложена метафизика некоего государства, которое я называю правым. Ну и что? Приблизилось ли оно этим описанием к воплощению в реальность?…