November 19th, 2013

Br

Фантазии с тыла

В продолжение обмена репликами тут.

«А за ним стояли» – это в современной русской политической речи один из наиболее укоренившихся и укрепившихся оборотов. За всеми должен кто-то «стоять». Только слабые и ничего не значащие, отброшенные на обочину жизни, как-то там влачатся «сами по себе». А за всеми остальными – «стоят». Центры. Мировые финансовые и т. п. Так уверено общественное мнение.

Если рассмотреть пристальнее, к примеру, данный конкретный случай, то можно заметить, что «центры» зримым образом перемещаются из действительности позади Герцена в сознание современного автора. Потому как они – явно продукт вольного фантазирования Николая Старикова по мотивам написанной Герценом автобиографии. Там действительно упоминается барон Ротшильд, а вот конспирология на счету Старикова. Что поделаешь: возбуждается человек при имени "Ротшильд" и его начинает нести потоком. Следуя этой модели рассуждения надо предположить, что Руссо писал в угоду английским агентам (его самого вообще-то тянуло про пастушек, а не про общественный договор, но агенты ему надиктовали), а Локк сочинял по указке французских агентов (он мирно-тихо увлекался физикой, но - чего не сделаешь ради врагов британского народа? - пришлось становиться политическим писателем и громить последние остатки общественного строя старой доброй Англии). И т. д.

С логикой совсем прелесть. Встречает «богатейший человек» Франции безвестного русского эмигранта (составить представление о его способности водить пером у него нет никакой возможности), и сходу решает назначить его базовым пропагандистом по подрыву центральной власти в России, для чего лично (это почему-то очень важно и как-то связано) занимается его банковскими операциями. В изложении Старикова Ротшильд настолько сверхчеловечен, что ведал будущее и заранее относился к молодому русскому с искренним почтением: это же Герцен!

А, главное, откуда ж Ротшильду знать, что пропаганда будет иметь успех? Ведь русские так любят свою центральную власть, а она так прекрасна, строга, но справедлива, а границы на замке, полиция не дремлет. С какой стати патриотично настроенные жители славно управляемой империи начнут тайно передавать из рук в руки записки какого-то жалкого пасквилянта? Кто бы мог такое предположить? Вероятно, на лбу у Герцена было изображено: человек настолько дьявольски талантлив, что способен росчерком пера переубедить подданных великого царя в очевиднейших истинах. Дважды два пять, сахар черный, а николаевская Россия не цитадель порядка, а большая гнилая коряга.

Гипотеза о том, что плохие люди делают плохое только за деньги и по инструкции, – сильно упрощает реальную картину мира.
Buy for 600 tokens
Мы описываем нечто, какую-то диковинную штучку или что? Оно вот такое и разэдакое, а, кстати, где? Где оно лежит? Это такая утопия? Да, очень интересно изложена метафизика некоего государства, которое я называю правым. Ну и что? Приблизилось ли оно этим описанием к воплощению в реальность?…
Br

Сурковская автопропаганда

Вот так оно когда-то и всё в целом вернется на землю в этом неприятном стиле, вместе с верными сыновьями и генералами спецслужб.

Удивляет, что осведомленные люди всерьез полагаются на надежность данной модели пилотирования, укомплектованной непонятно как подобранными кадрами, и этого суррогатного системного решения, позаимствованного откуда-то из недр Африки и Латинской Америки. Готовы применять экзотические находки и верят, что не убьются. Злобно отмахиваются от тех, кто предупреждает. Угрожающе шипят: не троньте наши успехи. Им говорят: нельзя так управлять. А они: можно, какие проблемы?

Уверенность, что «долетим», не покидает до самого последнего момента.