September 8th, 2013

Br

Охранители бередят лихо

1) Если надо заменить незаменимого, то N незаменим.

2) Долой претендующих быть незаменимыми, это фашисты! Если надо остановить N, который провозглашен незаменимым, P незаменим.

Вот и всё соотношение позиций.

Та самая «абстрактная диалектика» извлечет из этих внутренних противоречий множество конкретных выводов, неблагоприятных как для N, так и для P.

Это я к тому, что уважаемый Дмитрий Орлов так и не ответил на невинный вопрос.

Как-то уж больно легко их «срезать». Слишком уязвима позиция и не готова к простейшим возражениям – а они же, как уверяет Володин, собрались теперь «всё по честному» делать. Да не получится.

Много раз я писал на разные лады о том, что «революция вытекает из способа апологии режима». Путину возвращается метко запущенный антиолигархический бумеранг. Антинавальнический летит точно туда же. Охранители бередят лихо. Удары, нанесенные Навальному, достаются Путину. Все «долой» акцептует Кремль.

Если в аббревиатуре Белковского «Единый Безальтернативный Лидер Оппозиции» заменить «Оппозицию» на «Отечество», что изменится? Так это кого он в итоге куда-то направил?

Пиррова победа с обеих сторон как единственно возможный вариант и знамение времени.
Buy for 600 tokens
Мы описываем нечто, какую-то диковинную штучку или что? Оно вот такое и разэдакое, а, кстати, где? Где оно лежит? Это такая утопия? Да, очень интересно изложена метафизика некоего государства, которое я называю правым. Ну и что? Приблизилось ли оно этим описанием к воплощению в реальность?…
Br

Отбили?

Показатели явки пока работают на эту гипотезу: цель комедии, которую нам демонстрировали полтора месяца –

«окончательно отбить у широкого круга высокопоставленных лиц, включая регионы, охоту к демократическим избирательным игрищам, чье либретто шлепнулось на сцену вместе с занавесом предыдущего президентства. Расчет на чисто психологический эффект. Вот они все посмотрят на это, посозерцают, как суетится у них перед носом мелкий скандалист, и подумают… Да и ниже поставленные лица, возможно, подумают не иначе».