August 22nd, 2013

Br

Производственно-политическое

Когда на дворе эпоха стратегий самоотрицания, мы часто имеем дело с высказываниями, которые облекают антитезис в тезис как сердечник в оболочку пули. Эта эпоха утрачивает способность утверждать. Антитезис повсеместно оказывается истинным – внутренним – смыслом тезиса. Суть последнего, продиктованного левым духом, – деятельное самоопровержение. Ну, вот допустим: сначала мы провозглашаем, что

«человек – это "продукт", артефакт социума, итог ежедневных усилий других людей, социализирующих биологическую особь».

С другой стороны тут же изобличаем эту социализирующую реальность –

«этот империум, для которого тут люди, а не он для людей».

Если производство человека уже в теории кому-то поручено, чего мы ждём от производящей инстанции? Не надо думать, что в позитивном идеале она будет поставлять артефакты себе в ущерб, производить и разбивать лоб, молясь на них. Предмет генерации заведомо ниже самой генерирующей способности. Бессмысленно хотеть, чтобы было иначе.

Бессмысленно, но хочется, свидетельствует цитируемый источник:

«Свобода - это бытие способностей, сам человек. Но ведь сам человек - это "продукт", артефакт социума, итог ежедневных усилий других людей, социализирующих биологическую особь. Вот их, этих социализаторов, интер-сеть, ее устройство и определяет степени свободы. Российскую свободу определяет империум. Его можно назвать и шайкой, бандой, ордой. В нем всегда свобода сословна: всяк сверчок, знай свой шесток. А потому не может вычитать этот империум, для которого тут люди, а не он для людей, ничего годного из евангелий. Свои нравы империум черпает из вехозаветного ужаса и фарисейства. Да и Христос, в конце концов, тащит в царство небесное земную иерархию. А мимоходом и свободу заповедует...»

Это где-то в отдалённых краях «империум» – труднодостижимая вершина системы систем. У нас всё брутальнее. С точки зрения некоторых наблюдателей, империум выделяется из организма русских естественным образом, подобно прочим продуктам жизнедеятельности. Обитатели страны потом сами заводятся в этом продукте и из него стартуют в бытие. Он, таким образом, автоматически воспроизводится в них и через них. Жизнь человеков постигается как круговорот продукта в природе: такова картина, созданная просвещенным воображением. Но, с другой стороны, может показаться: всё дело в том, что луч, пронзающий темноту царства, направлен куда-то не туда и выхватывает из просвета реальности тенденциозно выделенные фрагменты.

Вот этой тенденциозностью всё и движется. Свои нравы карусель действительности черпает не из Ветхого завета, а из только что изложенного карусельного мифа, не ведающего различий между империумом, шайкой, бандой, ордой. Механизм функционирует на моторчике этого отождествления, заводящем круг взаимоподмен. Он мотивируется неразборчивостью взгляда, для которого всё, что черное – уголь, но, начав с оптического эффекта, он незаметно превращает его в политический. То, что мы принимали за описание, оказывается мануалом. Эпическая элегия о провалившемся восстании продукта не что иное, как подпрограмма, регулирующая важную часть производственного цикла. Путеводный образ генеририрующей инстанции, которая должна быть введена в самоотречение, чтобы услужливо дать продукту агрессивно занять её место, незаметно для продукта отправляет его на дальнейшую переработку – т. е. отвечает за неограниченное продолжение цикла.

Сфабрикованный индивид вырабатывает инстанцию своего производства, мечтая одновременно поменяться с ней местами и превратить её в предмет потребления. В итоге он деятельно потребляет сам себя, но старается не видеть этого. Его представление «империума» как источника бедствий насыщено его собственным самоотрицанием: выведенным в абстрактную анонимность и потому неизбывным.

Примерно так это работает. Иерархия, недовтащенная в небесное, идёт другим путём, только и всего.

Свобода же. Зря она, что ли, заповедана? Есть ещё направления.
Buy for 600 tokens
Мы описываем нечто, какую-то диковинную штучку или что? Оно вот такое и разэдакое, а, кстати, где? Где оно лежит? Это такая утопия? Да, очень интересно изложена метафизика некоего государства, которое я называю правым. Ну и что? Приблизилось ли оно этим описанием к воплощению в реальность?…