August 5th, 2013

Br

Введение в макиавеллизм

Я здесь не раз писал о том, что левый тип культурной самоидентификации, левое отношение к власти – неважно, в каком модусе они раскрывают себя: протеста или исполнительности/гиперлояльности – формируют запрос на диктатуру и аппаратно-бюрократический способ управления. Тема сегодняшнего текста удобна именно тем, что мы наблюдаем этот запрос в реальном времени. Всё сходится, он подаётся у нас на глазах. По сути это запрос на самоотрицание, на самоуничижение через утверждение внешней доминирующей инстанции, которая, однако, приговаривается к самоликвидации в момент самого вызова к существованию. Нечто аналогичное уже было в 2000 г.

Левое самоотстранение от властной реальности запускает процесс её аппаратного форматирования. Александр Шмелёв совершенно не прав, когда думает, что с макиавеллизмом можно бороться шагом в сторону. Макиавеллизм и есть то, что логически следует из шага в сторону, и если этот шаг, сделанный внутри, ещё и продолжается вовне, оформление наглядных результатов заметно ускоряется. Когда-то Шмелёв полагал, что быть правым – значит бороться с абортами и сексменьшинствами, и ошибался, оставаясь левым. Сегодня он уже не против ни аборотов, ни сексменьшинств, и снова с кумиром. Но это предусматривалось с самого начала. С того самого начала.

Макиавеллизм же это что? Не «вредная привычка», не «злоупотребление» – это исторически неизбежная попытка компенсировать технологией слабость идеологии (да, идеологии – давайте вспомним конкретные ответы Макиавелли на вопрос, почему «мы, наследники римлян», уступаем им в величии и свободе). Это метод искусственно, извне, различными уловками и ухищрениями преодолеть просто слабость, просто эскапизм, ставший нормой. Это отношение к человеческому, утратившему активность и ставшему материалом, констатация жестко аппаратного, жестко технологичного варианта управления, единственно применимого к сбежавшим в тыл людям. Общественно-политический фон, на котором разворачивается текст «Государя», расписан признанием герцога Альбы, который, когда ему требовались воины, категорически отвергал уроженцев Италии, сетуя на их полную непригодность, и заказывал немецких наемников. Макиавеллизм – всё, что остаётся. В этих национальных условиях.

С учётом сказанного, пораженческая тональность слов Шмелёва («лучше быть лохом, чем кидалой. Обманутым, а не обманщиком. Даже, если формальная правота на твоей стороне»), дополнительно подтверждённая и углублённая по свежим следам – безусловно, удобряет почву для макиавеллизма. Речь идёт о психологических, ментальных предпосылках, которые имеют решающее значение. А вот и сам макиавеллизм, запущенный в открытое окно при официально захлопнутой двери: уже в доме, готов навалиться и грызть волком прогнившую путинскую вождистскую бюрократию… с голодухи у подобных тварей развиваются каннибалические наклонности.
promo rightview march 22, 16:54 50
Buy for 600 tokens
Абсолютная власть велит летать в Италию чисто виртуально. То есть медитировать. О ней. Ладно, Ваша Божественность, как изволите. Мы не против. Дистанция, границы, барьеры как раз и сочиняются для того, чтобы некое содержание – теперь отделённое, отдалённое и разделённое – преодолевая сопротивление…