April 12th, 2013

Br

Пять вариантов (продолжение)

Начало.

Не станем отрицать очевидного – эволюции режима в 2012 – 2013 гг. и попыток «что-то изменить» и «как-то измениться». Если всё это подлежит критике, то с точки зрения, которая фиксирует самоопровергающую непоследовательность предпринимаемого. Этой критики власти исходя из стратегии её ценностного и политического самоутверждения, долговечной прочности и успеха (то есть её «идеи»), как раз и не хватает – не хватает самой власти в первую очередь.

Местами слышится громкое чавкающее поддакивание, но основная претензия, которая может быть ему предъявлена, даже не в том, что чавканье заглушает детали прочих звуков, а в том, что оно в принципе не функционально. Что оно даёт? Зачем оно нужно? Кого оно в чём-то убеждает? Его пропагандистская эффективность минимальна. Тем не менее наряду с обычной агитационной машиной существует загадочный придаток в облике «уполномоченных», которым нечего сообщить от себя, и, однако, чье назначение состоит в том, чтобы что-то говорить. Объясняя этот феномен, возможно, следует обратиться к наиболее специфичному моменту «игрового» пятого пункта списка программ. Поскольку практически ничто не выходит за рамки имитации, нужны участники игры, которым отводится роль поддержания серьезного выражения лица. Они – те, кто делает вид, что воспринимает всё «по-настоящему». Без них игра не так интересна.

Вклад этих геймеров тем более значим, чем труднее преодолеваемы изнутри границы «ниши № 5». Дальше я планирую перечислить причины, которые, вне зависимости от серьезности намерений, мешают воспринимать трансформацию режима иначе, чем как поверхностную и происходящую в рамках «ролевой программы». Но перед тем ещё раз напомню, что локальная эффективность технологии, имеющей репутацию успешной, может оборачиваться историческим поражением, иногда посмертным, а иногда прижизненным. Хорошая современная постановка результативна, как и всё технологичное. Но это узоры на стекле. Витринный дизайн, чье значение ограничено.

Collapse )
Buy for 600 tokens
Мы описываем нечто, какую-то диковинную штучку или что? Оно вот такое и разэдакое, а, кстати, где? Где оно лежит? Это такая утопия? Да, очень интересно изложена метафизика некоего государства, которое я называю правым. Ну и что? Приблизилось ли оно этим описанием к воплощению в реальность?…