October 26th, 2011

Br

Уроки Саркози для российской национал-демократии

Чем заметнее возвращение Запада, в обеих его ипостасях, американской и европейской, к открытой империалистической политике, тем меньше логики в убеждениях людей, для которых требования «долой империю», «свобода от Кавказа» – условие будущего России как «демократической, светской, европейской в смысле базовых ценностей». Начиная с бомбардировок Югославии западный мир посылает нам сигналы, что буквально-догматическое прочтение «европейских ценностей» без понимания их духа – источник иллюзий. Но некоторые до сих пор обманываться рады.

«Страна, чей народ демократическим путем вывел из состава государства некий регион, уже никогда не будет империей, поскольку в обществе возобладают ценности, более значимые, чем размер территории и пресловутая «целостность державы». Это будет колоссальный качественный сдвиг в сознании и отдельных людей, и целых регионов. И люди, и регионы убедятся, что они не пешки в руках центра, что они способны творить историю и заново форматировать страну» – пишет Широпаев. Подобные утверждения звучали неоднократно, но, кажется, ещё ни разу не был дан ответ на очевидный вопрос: если люди и регионы где-то в глубине себя способны творить истории и форматировать страны, что мешает им отформатировать страну вместе с Дагестаном, Ингушетией и Чечней? Почему эта способность внезапно «проснётся» в русских, едва лишь они признают своё историческое поражение на Кавказе?

Вероятно, сказал бы Широпаев, потому, что появится возможность без оглядки на «чужих», развивать своё, русское, национальное самосознание. Однако сегодня мы видим другое: именно «Кавказ» оказывается главным стимулом для развития этого самосознания. Может быть, прежде попытаться найти нечто, способное объединить русских помимо «Кавказа»? Но если таковое обнаружится и начнет работать, трудно будет обосновать, почему Россию надо срочно спасать бегством откуда бы то ни было, например, с Кавказа. Проблема снимется.

Collapse )
promo rightview march 6, 00:18 123
Buy for 600 tokens
В России не верят в суды. Не верят в институты. Не верят в чиновников. Не верят в иерархов церкви. Не верят друг другу. Не верят, что ни во что «это» не верят. Однако твёрдо верят, что через «всё это», сплошь конкретно никакое, ложное и гнусное само по себе, веет некая «правда», некая…