September 22nd, 2010

Br

Круговорот неприкосновенности-неприкасаемости народа в природе. Прав ли Юргенс?


У нас традиционно вот как: в стране «очень плохо», но народ «не трожь». Он «прав», потому что «жертва». Тогда кто не прав? Как кто? Ясное дело, власть. Основная русофильская идеологема: власть всегда плохая, народ всегда хороший.

Казалось бы, очень народолюбивая идеологема. Но это обманчивое представление. Вынос народа (так и хочется добавить: «вперед ногами») в зону «вне критики» имеет оборотную сторону. В этой славной постановке вопроса неявно постулируется отстранение народа от власти и его деградация до аполитично-стадного «неприкасаемого» состояния. «Неприкасаемый» народ, «униженный и подавленный» , блюдет свою «неприкосновенность» с утроенным рвением, самоотчуждаясь от власти в пламенных обличениях её, делегируя ей свой идеал как рабочую гипотезу, а себя, извиняюсь, как нерабочую скотину. Таков миф народа не от мира сего, успешно перешедший из XX века в XXI-ый.  

Попытка спустить власть на землю неразрывно связана с единым разговором о качестве власти и качестве народа. Все, кому это не нравится, на самом деле довольны существующим положением вещей, как бы громко они ни всхлипывали об ужасах путинизма-ельцинизма-олигархизма и проч.

То, что это должен быть «единый разговор», существенно. Перепихивание власти с народом (олицетворенным народолюбивой  оппозицией) по части возложения друг на друга… то ли ответственности, то ли венков на крышку, то ли чего ещё, то ли всего сразу, - процесс, может быть, и креативно-приятный, но бесплодный. 

Я вот
тут писал про «боярство» как привычный российский канал ухода царя и народа от ответственности и власти», но в этом мистическом треугольнике «народ – царь – элита», собственно, все стороны друг друга стоят. Если Юргенс говорил про то, что «мы тут наверху» правильные, а они там внизу бестолковые, он не прав, так же, как и те, кто утверждает противоположное. Что вверху, то и внизу, так же и наоборот, это нам не только от Гермеса Трисмегиста известно.


promo rightview february 3, 14:47 81
Buy for 600 tokens
Проблема придворной политологии в том, что она не знает никаких «элит» – в её поле зрения попадают придворные и только придворные. Под «элитной конкуренцией» на эзоповом дворцовом языке разумеется самозабвенная борьба придворных клик, которая может продолжаться до скончания веков – иначе…