rightview (rightview) wrote,
rightview
rightview

Categories:

Тест не пройден

Власть черпает легитимность в своей идее. Или, что то же, в идее своего величия, своей имперской всеобщности. Голосующее «большинство» – лишь одно из следствий, а не причина: опосредующее звено, элемент в самоутверждающем развертывании власти как духовной, сверхличной и поэтому интерактивно-коммуникативной сущности.

Но большинство может быть левым, потребительским и антиимперским, могильщиком государства, погромщиком и разорителем собственной страны. Большинство, которое голосовало за Ельцина, демократию и волю в 1991 г. получило всё, чего на самом деле добивалось, достойно увенчав стремления, выношенные еще с 70-х гг.

Левое большинство – гнилая иллюзорная опора, оно предаст и сдаст в решающий момент. И опять же, состояние большинства – симптом состояния идеи власти: то, что у правящего меньшинства принимает идеологические и культурные формы, отражается снизу практикой повседневности масс, в частности, рекрутирующей наверх людей определенного сорта с предсказуемыми целями и мотивами.

Мы не должны забывать, какая нелегкая понесла нас сначала на Украину, а потом и в Сирию: поиски легитимности и настоящей, не политтехнологической прочности власти (и собственности, конечно), которая если обретается, то только таким путем.

Возвращаясь к тому, что было главной темой разговоров перед нежданно упавшим когалымским самолетом: проблемные дворцы генерала Шойгу – надо завоевывать. Завоевывать где-то там, далеко, на мировых полях, а не забалтывать клоунадой здесь на телеэкранах или тихонько тырить за спиной у любимого руководителя. Это единственный вариант гарантированно легализовать достояние. Не судят только державных победителей, все прочие же да трепещут, передавая тремор потомкам. (Можно заметить, что уже к накоплениям Шойгу отношение было иным, отличаясь от ярости, которую вызывала роскошь Васильевой или Сердюкова. «Ну а где ещё он должен жить, если он реально крутой, когда гораздо менее крутые Иван Иванычи местного разлива вон как живут. А вот Сердюков не крутой – просто толстяк из мебельного магазина, который армию разоружал». Если хоромы Шойгу против закона, ну, так подумаешь, закон. Попранный закон преодолевается прогрессом беззакония, то есть возвращается доблестью, честностью/прямотой, справедливостью, верностью и прочими добродетелями раннего феодализма. В этом русле примерно и циркулировали мысли в средней голове – негодования я особенно не наблюдал.)

На театрах военного противостояния выясняется, кто есть кто внутри страны. Как только в России появится настоящая имперская политика, она продолжится по эту сторону границы и сформирует здесь более качественное большинство, большинство другого уровня и порядка, чем то, которое мы видели до последнего времени. Перемены будут происходить, хотя бы декларативно, в направлении национального синтеза, отказа от риторики социального натравливания и вбивания клиньев, вошедшей в привычку за минувшие годы.

Но особых внутренних изменений пока не последовало. Для понимания ситуации следует обратить внимание на решимость, с которой в первый же день авиационной катастрофы в Египте вина за случившееся была однозначно возложена официальным лицом на компанию-перевозчик. Такая «машинальная» реакция еще не успев о чем-либо подумать является инстинктивной, архетипической. Даже ИГИЛ не настолько чужд и враждебен режиму и строю, как собственная бизнес-структура, первое побуждение в отношении которой – предпочтительно, сдать. Стимул выгородить ИГИЛ и обвинить своих внезапно по каким-то причинам оказался непреодолимым для г-на министра (пусть даже мы догадываемся о причинах, они не объясняют поспешности заявлений). Нет, мы совсем ещё не имперское общество. Тест не пройден.

Пока власть и ответственность разведены и противопоставленны, нет ни того, ни другого. Есть стадо жертвенных баранов болванов, которое бессмысленно и бесхозно мыкается по Евразии в поисках, где бы обрести себя на заклание, причем бредущие во главе отары принципиально не отличаются от ведомых.

Как и почему работает критерий подлинности, более-менее очевидно. Вопрос в том, выступает ли политический субъект организующей, интегирующей, усиливающей силой, или он играет на противоречиях и отчуждении, отделяет от себя, дробит и ослабляет собственную основу, действуя в рамках левого комплекса самоотрицания. Если серьезны намерения державно конкурировать с другими глобальными игроками, первое безальтернативно. Не хотим поддерживать свой бизнес – будем поддерживать чужой. Субъект, играющий в собственный распад, априорно слабее другого, того, который играет в единство, а не в разложение. Тот, кто разделяет, создавая иллюзию властвования, внутри себя, обречен на функцию локального проводника чужой интегрированной воли, применяющей эту тактику за своими пределами. Не умеешь достичь субъектности, объединить и организовать себя – будешь объектом иного субъекта, успешно справляющегося с собой.

Вот этот угодливый троцкизм на государевой службе: «Ну да, руководство когалыма надо засадить лет на пятнадцать. Демонстративно так» – сигнализирует, что имперские амбиции Кремля не следует воспринимать всерьез, потому что они ничем не подкреплены: не обусловлены субъектным правоконсервативным отношением к себе. Мы сами себе враги, поэтому нечего возразить Дерипаске, профессионально обещающему провал обратно в 90-е, к минимальным величинам ВВП. Можно бредить трудовыми армиями, тешить население новой волной охоты на олигархов и назначать аналитиками хунвейбинов, но всё это ослабляет изнутри и снижает внешнюю конкурентоспособность.

Упоминаемый по последней ссылке фильм Мамонтова – классика политтехнологической левой игры. Агитпроп увлеченно копает яму, формально – каким-то снова придуманным олигархам, но ТТХ последних описываются так, что наилучшее совпадение с образом врага по странному стечению обстоятельств демонстрирует первое лицо государства. Выдающееся исключение из всех провозглашаемых в передаче правил – как та желтая обезьяна – упрямо лезет в голову, в самую главу угла пламенного критического нарратива, на роль альфы и омеги в нём. Примеры новосибирского, иркутского и нижегородского приватизаторов власти читаются как предупреждение по неназванному, но известному адресу. Настойчивая нудность перечисления призвана даже совсем тупому что-то напомнить, пробудить ассоциативный ряд, явно и неявно сообщая, кто, собственно, пустил в тираж Гайзера, Хорошавина и прочих героев. И вот мы наблюдаем метафизическую катастрофу: образец отвергает копии, копии не признают образец, все открещиваются друг от друга. «Во время кризиса нигде уже нет денег, кроме как в бюджете», клеймит Добродеев-ТВ результаты деятельности вождя и работодателя. «Какую бы должность ты ни занимал, не думай, что навечно гвоздями прибит к креслу, за тобой придут – угрожает Хинштейн, – будь ты хоть губернатор, министр» или… Обрыв последовательности на взлете не спасает положения, жирный многозначительный намек достигает цели и повисает на чьем-то пиджаке.

Власть, которая инициирует разоблачения подобных подобные разоблачения, играет с огнем, полагая, что устраивает безобидный фейерверк для веселья подданных. Чем больше ям для других вырыто на политическом поле, где ежедневно маневрируешь, тем выше вероятность самому в них угодить, особенно, если копаются они по твоим же меркам. Но неймется. Кремль снова и снова норовит принять угрожающую позу и вызвать «Град» на площадку, которую сам только что занимал – или где обустроился, например, хороший человек Шойгу со своими друзьями. Ведь не успеют же перестроиться отбежать когда-нибудь, если даже от ямы и увернутся! И так каждый раз: одной ногой там, куда лупят. Плохая стратегия, плохая тактика, бессмысленная кровопотеря, и от всего этого надо избавляться.
Subscribe

Featured Posts from This Journal

  • Самоопределения к продолжению правой традиции

    Выше были определены два класса траекторий системы: консервативный путь утверждения (самоутверждения) отделён от многообразия путей, вдоль которых…

  • История идентичности

    Консерватизмом с какого-то момента начинает называться неспособность господствующего меньшинства справиться с бессознательной инертностью…

  • Эволюционное

    Ожидаемо, что власть оценивает свою успешность в попсовых категориях рейтинга. Но именно гонка за рейтингом должна вывести Кремль за рамки попсы.…

  • Великий ропот

    Изменился стиль власти. Когда-то она бесконечно говорила там, где от неё ждали действий. Последнюю неделю она большей частью угрюмо молчит и…

  • Подправить образ

    Что Путин делает не так с Украиной? Всё так. Его решимость «вернуть» и «восстановить» заслуживает понимания и поддержки. Но поддержка и понимание в…

  • Пять вариантов

    На столе заинтересованного лица разложены пять программных папок, пять предложений, как реорганизовать социально-политическую систему с целью…

promo rightview february 3, 14:47 81
Buy for 600 tokens
Проблема придворной политологии в том, что она не знает никаких «элит» – в её поле зрения попадают придворные и только придворные. Под «элитной конкуренцией» на эзоповом дворцовом языке разумеется самозабвенная борьба придворных клик, которая может продолжаться до скончания веков – иначе…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments