rightview (rightview) wrote,
rightview
rightview

Categories:

Преодоление условного

Ну вот, неделя прошла. Можно подвести итоги.

Чего явно необязательно было делать в сложившейся ситуации, так это оплакивать «Немцова». Нет никакого смысла защищать российский либерализм – который опровергает себя сам – от него же самого. Неперспективно. Политически самоубиться – его добровольное принципиальное решение, которому в свою очередь сопутствуют известные нюансы эмпирического плана. Но в том числе и именно поэтому еще более неуместно демонизировать его, впадать в обскурантизм и нести конспирологическую пургу – чем энергично занялись комментаторы, критически настроенные к покойнику.

История с Немцовым прозондировала почву. Результат не показал ничего хорошего – реакция среды максимально болезненна. Болезненна в значении «психически нездорова». Отторжение либерализма как правило вписано у нас в модель, у которой слишком много побочных эффектов. Формы отрицания «Немцова», практикуемые в России, оказываются себе дороже: они метафизически, политически и умственно ослабляют отрицающих вместо того, чтобы делать их сильнее. Оно им не на пользу.

Я уже приводил образец высказывания «против»: «с 90-х отлично помню, что такое российский либерал. Наглая, безжалостная русофобская тварь с насквозь лживой риторикой».

Это высказывание страха и ненависти, но не высказывание превосходства. «Немцову» оно будто слону дробина. Он перед такими исторически неуязвим.

Вот здесь ещё одна популярная вариация на тему. Какой проникновенный комментарий: вся страна мечтала сделать «это», но когда «это» произошло, единодушно возложила ответственность за деяние на «ту сторону».

Что получается? Что-то вроде либерально-патриотического защитного файерволла, подушки безопасности на будущее. Нет никакого смысла убивать «Немцова», если большинство привычно уверено, что действуют в России только американцы или их агенты! Если это так, то «Немцов» неубиваем, непобедим и точно живее всех живых. Он заговорён своими «оппонентами». Я же не случайно регулярно повторяю, что борьба с либерализмом заведомо сложнее, чем «борьба с либералами». Вступив в неё, не помешает обратить внимание на собственное отражение. В зеркале.

Очередное вскрытие продемонстрировало: общество находится в состоянии тяжелейшей левой патологии; что бы оно ни предпринимало, оно остаётся в убеждении, что в реальности это сделали его враги. Оно абсолютно не верит в себя. Оно себя ненавидит и презирает. Это главное, а всё остальное – симптомы и символы.

Немцов – неубиваемый символ непутёвого левого русского либерализма, такого, каким только и может быть либерализм в этом левейшем социуме. В то же самое время в этом же социуме некто Дмитрий Ольшанский отчаянно трудится символом непутёвого левого русского национального социализма. Таково распределение функций.

Но обоих объединяет идентификационный признак – разрыв восприятия тождественной метафизической сущности на уровнях общего и частного. Одно и то же метафизически, ценностно отвергается в одной форме и приветствуется в другой. Агрессивное имперское государство, агрессивный капиталистический индивид или бизнес-корпорация – явления родственные и однокоренные. Мыслить их в их единстве – свойство правого взгляда, который поднимается от отдельных проявлений властвования к идее власти и интегрирует их в систему. Ольшанский приветствует государственную агрессивность (в Донбассе) и ненавидит агрессивность корпораций/индивидов. Российский либерализм поступает точно наоборот, что по сути ничего не меняет.

Анекдотически произвольно одно рассматривается в качестве абсолютного добра, другое назначается воплощенным злом. Это противопоставление – способ, которым обнаруживается тождественно негативное внутреннее отношение к «власти вообще», к праобразу власти, внутренней метафизической сущности, находящейся в глубине восприятия обоих проявлений. Правое духовное единство с названной сущностью позволяет эйдетически и практически объединить проявления, ветви, уровни власти в непротиворечивую взаимно усиливающую систему. Левое отпадение от этой сущности ведёт к культивированию распада, к поощрению антагонизма элементов единой природы.

В рамках элитно-республиканского понимания власть становится объединяющей идеей – общим делом, общим действованием, консолидированным субъектным состоянием общества «над собой». У нас в наличии нечто иное: власть – антиидея, объект пассивного и активного отрицания – формирует досубъектное социальное состояние «под собой». Мы ниже самих себя. Согнулись – и перед кем, если кроме нас тут никого нет?

Условный «Немцов», как и условный «Ольшанский», обслуживают такое положение дел. Числятся его функционерами. Брэнд-менеджерами бес-порядка и коллегами. Их внешние разногласия не надо преувеличивать. Истероидная демонизация врага носителями «патриотического» дискурса, всплеск которой мы наблюдали на протяжении недели, затейливо, в игровой форме отвлекает от проблемы, то есть консервирует её, но никак не приближает к решению. Приблизить может выход к рубежам мышления, указывающего функционерам их истинное место, и смена метафизической парадигмы. Но мы к этому еще не готовы.

название или описание
Subscribe
promo rightview march 6, 00:18 123
Buy for 600 tokens
В России не верят в суды. Не верят в институты. Не верят в чиновников. Не верят в иерархов церкви. Не верят друг другу. Не верят, что ни во что «это» не верят. Однако твёрдо верят, что через «всё это», сплошь конкретно никакое, ложное и гнусное само по себе, веет некая «правда», некая…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 32 comments