rightview (rightview) wrote,
rightview
rightview

Запрос на дестабилизацию и путинское большинство

Этот текст некоторые считают хорошим. Но формулировка основной мысли в нем выглядит не слишком убедительной. Во-первых, неудачны набившие оскомину рассуждения про «договора», которые обыватель «заключал» с властью. Кто-то когда-то это брякнул и понеслось, но ведь вообще не «договор» – типовая форма отношений с властью в России, как всем известно. Во-вторых, вот это ключевое высказывание содержит в себе противоречие:

«А потому, чтобы заключенный явочным порядком договор о кредитах действовал, люди должны воспринимать власть (Путина) как тотальную силу и, соответственно, всячески приветствовать ее усиление и ужесточение. Чем сильнее и тотальнее власть, тем действеннее договор, тем больше шансов, что никто не даст этим банкам и их коллекторам распоясаться и отнять у людей все.»

Если «воспринимать власть как тотальную силу» (в прямом значении: «тотальная полицейская сила»), нужно, пожалуй, рассчитывать, что она заставит всех точно исполнить взятые на себя обязательства, в частности, свирепо накажет нерадивого заемщика. Существует ли у нас в стране запрос на таковую? Хотят ли путинские русские «наведения порядка»? Принято думать, что да. А присмотришься, уверенность снижается.

Если у власти в стране совсем не «тотальная полицейская», а, прямо наоборот, революционная мятежная сила, мобилизующая население лозунгом «грабь награбленное» и «все на борьбу с…» (объект кодируется условно-произвольно), следует ожидать, что она нагнёт злых банкиров и прочих буржуев в твою пользу. Эти ожидания налицо, они имеют вид огромного растущего пузыря, кредитного, рейтингового и не только. Под аккомпанемент консервативного бубнения в России реализована левая «повстанческая» революционная концепция власти с МВД/ФСБ в качестве органа «диктатуры пролетариата», аппарата насилия и главного кадрового лифта победившей «партии популяров», с функциональной компрометацией и самокомпрометацией делового сословия, подлежащего «контрограблению». Население ориентировано на централизованный захват и перераспределение куска. Конечно, довольно быстро орган диктатуры подменяет прежних угнетателей и начинает работать на себя, это общеизвестно, таким поворотом некого удивлять. Сущность строя при этом неизменна. Изменения если и придут, то вместе с контрреволюцией – отрицанием отрицания.

Примерно на 15-й год существования революционного режима после попыток смягчения (НЭП), ситуация идет на обострение. Победившая внутри страны левая стихия перенаправляется вовне. В пределах страны давно нет никого, против кого можно «бунтовать» или, точнее, они есть, но им нужно отвести огонь в сторону, поэтому: или мы срочно изобретаем троцкистско-медведевский заговор подлых шпионов и либеральных убийц, или лучше, сочтя труды и человекозатраты, восстаем на всемирный мировой порядок.

И то, и другое совершенно бессмысленно с точки зрения самосохранения, но «они не могут иначе», их «несёт». Выбрано последнее, первое пока зарезервировано на десерт и убрано в холодильник. Левая власть вынуждена идти на внешний конфликт, бросать вызов «миропорядку», потому что таков её тип, такова её сущность.

Нестабильность была с самого начала заложена в основу стабильности. Сама стабильность понималась и проектировалась как заботливо отложенная («на сберкнижку») нестабильность. Все метаморфозы режима вызваны этой проблемой: она – источник внутренней катастрофической динамики путинского общества. Как то было и в 1935 – 1937 гг., загнанная внутрь левая сущность власти вырывается на поверхность и требует жертв. Левая власть должна пожирать себя или отчаянно разбивать голову о внешнюю стену. По метафизическим причинам. Рациональные обоснования кремлевской политики на Украине неуспешны, они малоубедительно претендуют додумать благообразные мотивы политического или идеологического расчета там, где процессы приводит в движение нечто совсем иное.

И не будем забывать, что заказчик спектакля и попкорна – левое революционно-потребительское путинское большинство. Чтобы доставить развлечение и забить рот этой священной публике национальный лидер выделывает гопака вокруг Донбасса. Нет и не было никакого «договора о социальном мире» – якобы, «вы воруйте, а мы не вмешиваемся»: процесс слишком увлекательный, чтобы верить в подобную сказку. Договор мог быть только о долях, о «справедливом» перераспределении добычи, но он в принципе не подлежал соблюдению, вот почему среди всеобщего путинского процветания столько обездоленных рыдали в интернетах кровавыми слезами о судьбах и богатствах Родины. Нет договора, есть заказ на погром. Если не в России, то где-то рядом. И наоборот. Поэтому «опять эти бессмысленные телодвижения» на западной границе – они будут продолжаться, бесплодные и безрезультатные. Боевой гопак. До упаду зрителей на диван.

В не столь уж отдаленном 2010 году «утверждалось, что усиление коррупции – оборотная сторона и следствие левого потребительского отношения к власти, которое в форме тезиса «власть для нас, а не мы для неё» культивируют ревнители блага «простого человека» во власти и снаружи. Ревнители снаружи в последнее время слышны как никогда. Это не к добру, но к новой волне передела добра, ибо есть проявление того, что ждущие своей очереди проголодались и морально созрели, о чём извещают громкими сигналами «я свой», рассчитанными на уже погруженных в существо вопроса».

Сигналы приняты. Концерт по заявкам в эфире.
Subscribe
promo rightview february 3, 14:47 81
Buy for 600 tokens
Проблема придворной политологии в том, что она не знает никаких «элит» – в её поле зрения попадают придворные и только придворные. Под «элитной конкуренцией» на эзоповом дворцовом языке разумеется самозабвенная борьба придворных клик, которая может продолжаться до скончания веков – иначе…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 13 comments