rightview (rightview) wrote,
rightview
rightview

Ресурсы не велики, далеко не уедешь

название или описание

Интересные тексты Павловского и Александра Филиппова на тему «ресурсов величия» по мотивам Макиавелли: http://gefter.ru/archive/14139

Филиппов обнаруживает, что наш украинский поход предпринят будто бы в соответствии с указаниями флорентийца, который размышлял, среди прочего, о том, каким образом можно примирить «знать» и «народ». Стандартно-то они в антагонизме, но в интересах обеспечения стабильности власть мобилизует и объединяет их при помощи единственно возможного для таких целей метода.

Напомню в связи с этим для сравнения одну из последовательностей мысли в этом блоге. Нация образуется способностью господствующего слоя доминировать культурно, представлять собой ценностный образец для других групп населения, что происходит, вообще говоря, когда сама власть – главное, что отличает элиту – приобретает статус ценности, статус идеи. Идея власти, возводящая её частные проявления к абсолютному праобразу (при условии правой самоидентификации с ним носителей власти), разворачивается в представление об имперском государстве. Национальное возникает вместе с имперским или даже напрямую создаётся им (правительства почти всех малых европейских государств, которые образовались у нас на глазах, черпают свою легитимность в ориентации на Евросоюз). Нации рождаются на имперских полях. (1, 2, 3)

Слова Макиавелли, которые Филиппов принимает в качестве отправного пункта своего текста, как раз и посвящены «имперским» предпосылкам национального синтеза (если абстрагироваться от рамок городской общины, что всегда приходится делать, когда читаешь этого автора). Однако в политической картине Макиавелли имеется существенный подвох, который сулит неприятные сюрпризы, если автоматически проецировать схему флорентийца в настоящее. Полезно учитывать, что Макиавелли описывает состояние дел, близкое к современному российскому – ситуацию отсутствия настоящей знати, которая, составляя партию гибеллинов, проиграла и была вытеснена условными «грандами». Вот они-то, собственно, и находятся в поле зрения автора. Подвох, остающийся за строками текста, заключен в том, что «гранды» политически проиграли «вслед за», и практически одновременно, не теряя времени, сдались те самые пополаны, отношениями которых с суррогатом знати озабочен экс-секретарь Флорентийской республики. (Но «гранды» нашли себя придворными тосканских герцогов, представляющих мировую католическую империю Габсбургов, так что для них капитуляция была более почетной.)

То есть Макиавелли рассматривает обреченную систему в предагональной кондиции и на основании этих наблюдений дает рецепты, которые почему-то не помогают. «Гранды», которые им упоминаются, политически мертвы: это наиболее существенное, что следует помнить, когда читаешь о «них» и «народе» – а вместе с ними и народ. Реальная знать появляется в пассажах Макиавелли, посвященных Франции, но видел он её только на дистанции.

Из всего этого заключение: «ресурс величия» общества, моделируемого согласно Макиавелли, уже извлечен и истрачен, то есть стремится к нулю. Рецепты, которые прилагаются к модели, рассчитаны на ложную социальную конфигурацию, а потому сами ложны. В этом и подвох. Концепты модели – «гранды» и «пополо» – экспонаты анатомического театрального дискурса, который уже ничем им не поможет. Если бы те и другие были живыми, рассуждение строилось бы совершенно иначе и не отправлялось бы от анонимной инстанции, потусторонней к участникам социального «противостояния» («раскола», «распада»), подлежащего «стабилизации».

На подвох, кстати, обращает внимание Павловский, допускающий в своем комментарии к тексту Филиппова довольно необычное для себя высказывание: «Знать, загнав народ в бюджетную клиентуру, мимикрируя под «настоящих мужиков», не уйдет ни от народного гнева, ни от Божьего суда, когда встретится с истинным претендентом. Претендент брезгливо перешагнет через цифры «путинского большинства», нагло заявив право на власть. Следовательно, и на знатность. История демократии в России закончена. Но кончится она не Путиным, а восстанием новой знати, которая выдворит «мужиковствующих» самозванцев из поместий природной аристократии».
Subscribe
promo rightview march 6, 00:18 123
Buy for 600 tokens
В России не верят в суды. Не верят в институты. Не верят в чиновников. Не верят в иерархов церкви. Не верят друг другу. Не верят, что ни во что «это» не верят. Однако твёрдо верят, что через «всё это», сплошь конкретно никакое, ложное и гнусное само по себе, веет некая «правда», некая…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments