rightview (rightview) wrote,
rightview
rightview

Categories:

Гуляя по Флоренции...

Гуляю по Флоренции и думаю, как много разных глобальных явлений (или претендующих на глобальность) ведут своё происхождение из этого города или его окрестностей (учитывая, что Флоренция – столица Тосканы). Современные финансы открыли где? Где, где… Здесь. Флорентийский банк Барди имел отделения чуть не по всей Западной Европе ещё в XIV веке. Современное (в широком смысле слова) искусство открыли во Флоренции: Данте, потом Петрарка (флорентиец родом) и Боккаччо в литературе, Джотто, Брунеллески, Донателло, Мазаччо и Микеланджело в живописи, архитектуре и скульптуре. Современное математическое естествознание открыли во Флоренции: это дело рук Галилея. Сегодня стоял на его могиле. Современную политику открыли во Флоренции: читаем Макиавелли. Он тоже похоронен в соборе Санта Кроче, почти напротив Галилея, что наводит на некоторые мысли. Черт, даже Америку открыли во Флоренции: именем флорентийца Америго Веспуччи сегодня названы два континента и аэропорт г. Флоренция.

Флоренция ещё интересна с точки зрения динамики буржуазного общества. Отодвинув старую знать, на фоне борьбы гвельфов и гибеллинов (которая шла в Италии практически повсеместно) к власти приходят купцы и банкиры (середина XIII в.). Гибеллины, сторонники империи изгнаны. И вот они, последствия: полный расцвет.

Средства тратятся не на покупку хороших игроков в шары – на создание произведений искусства. Роскошь интерпретируется именно через них. Через произведения искусства значительная доля ВВП попадает в «народное образование», направляется на культивирование человека нового, активного типа, что приводит к ещё более значительному подъему производительных сил.

Вспоминается Ницше, который говорил, имея в виду абстрактных «претендентов на власть»: хотите удержаться, ищете признания, стремитесь к легитимизации? Нет ничего проще – совершайте всё время деяния высшей культуры, и вы будете… признаны и призваны.

Это тот путь, который привел Медичи из мятежных буржуа в герцоги.

Востребован ли сейчас этот образец?

Следует помнить, рассматривая «положительный пример» флорентийских буржуа, что именно толкнуло их на путь высшей культуры: соперничество со знатью, влияние аристократических ценностей, которые продолжали доминировать в окружающем мире.

Говоря очень условно: гибеллинов, конечно, изгнали, но исключить их из ценностного пространства было невозможно.

И, кстати, разве папы, сломившие могущество императоров, не начинали почти немедленно вслед за тем пытаться вести себя подобно своему вчерашнему врагу – достаточно упомянуть, скажем, Бонифация VIII?

Или вот Боккаччо, всю жизнь связанный с гвельфской Флоренцией. Насколько значительным преувеличением будет сказать, что художники конца XIV – начала XV веков (Мазаччо, ван Эйк) начинают постепенно отражать изменение взгляда на мир, присущее людям, прочитавшим «Декамерон»? Но для того, чтобы «Декамерон» мог быть написан и «подхвачен», получить первоначальную популярность, потребовались 200 лет вооруженной и идеологической борьбы партии, чье поражение в 1266 г. при Беневенте было решающим, но не окончательным. Император Фридрих II – соавтор Боккаччо в не меньшей степени, чем Август – соавтор Вергилия. Эту партию лишь с ограничениями можно назвать антиклерикальной. Но последствия её столкновения с папской партией таковы, что они создали предпосылку для перестройки прежнего консервативного старосредневекового мировоззрения.

Буржуа, дорвавшиеся до денег и власти, начинают увековечивать себя в «деяниях культуры», чтобы быть причастными, хотя и другим образом, тому априорному самосознанию власти, имперскому самоощущению вневременности господства, которое отличает знать. Культура – это пространство личного и личностного увековечивания, открытое буржуазией в эпоху ренессанса как «второй этаж» на фундаменте мышления знати.

В наших же условиях не хватает ценностей, которые могут послужить культурным пра-образцом для лиц, достигших успеха. Мы слишком революционная страна. Мы были бы радикальнее самых удалых гвельфов и, судя по всему, не настроены изменять привычкам.

Несколько фотографий из флорентийских блужданий:

Вот она, сама:



Вид в обратную сторону – из города на окрестности:




Закат над Арно:




На дворе – средневековье средневековьем: палаццо Vecchio:




Это, между прочим, ул. Св. Апостолов:



Есть улочка вот и с таким названием:




Это не крепость внутри города. Это палаццо Барджелло, ещё более старое, чем палаццо Веккьо. Ныне музей.



Палаццо Медичи-Риккарди, построенное к 1460-м гг. Здесь жил Козимо Старший, самый влиятельный гражданин Флорентийской республики. Здание до сих пор используется в системе управления.



Современное тосканское руководство общается в нём с прессой вот в таких условиях:




Это – храм (Санта Кроче, Святого Креста):



Это – художник (Буонаротти):



Это – поэт (Данте):



Это герцог (Козимо I):



Это гробница основателя (Козимо Старший, основатель могущества Медичи, крипта собора Сан-Лоренцо):



ПРОДОЛЖЕНИЕ ТЕКСТА И ФОТОГРАФИЙ
Subscribe
promo rightview february 3, 14:47 81
Buy for 600 tokens
Проблема придворной политологии в том, что она не знает никаких «элит» – в её поле зрения попадают придворные и только придворные. Под «элитной конкуренцией» на эзоповом дворцовом языке разумеется самозабвенная борьба придворных клик, которая может продолжаться до скончания веков – иначе…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments