rightview (rightview) wrote,
rightview
rightview

Categories:

Мифология московских выборов

название или описание

Если что-то и ставит в тупик, как может показаться, политологическую фантазию (или политтехнологический гений) Вячеслава Володина, то не «нарушение элитного консенсуса», изображенное его соратником Дмитрием Бадовским в «Ведомостях» под номером один среди прочих предметов озабоченности, а совсем другое. Нарушение, консенсуса, но не то, которое Бадовский непосредственно имеет в виду. Не лично Собяниным инспирированное. Иное, более масштабное сотрясение основ ждет систему по мере поэтапного возвращения к выборам региональных властей. Если проводить их максимально «честно», как того будто бы требует сверху донизу Володин, ссылаясь на Путина, то вероятность неконтролируемого нарастания внутриэлитной напряженности устремляется к ста процентам. Приближение к этой «честности» будет даваться очень нервно.

Проблема заключается в отсутствии предпосылок сохранить управляемость привычными проверенными средствами после того, как степень независимости «элит» на местах начнет расти. А она начнет расти, потому что одно дело вступать в сговор, совместно с начальством попирая правила и закон, и другое – выигрывать, полагаясь на самих себя. Последнее располагает к самостоятельности, которая не вписывается в левую концепцию власти как исключения из правил (национальный лидер в качестве механизма компенсации всеобщей слабости), в производную от неё аппаратно-бюрократическую модель организации правящего слоя, до сих пор официальную принятую в путинской России. Модель рискует отправиться на слом вместе с инстанциями, которые бдят над её функционированием – чтобы освободить место для… полного отсутствия чего бы то ни было, что могло бы быть там на месте. Замены пока нет. Но и без того далекая от совершенства наличная модель начинает порождать дополнительные риски неадекватности уже в ближайшем будущем.

На данный момент она институционально реализована агрессивно распадающимся аппаратом президентской власти и не менее агрессивными аппаратами исполнительных властей субъектов федерации. Проблема связана с отсутствием пространства для других форм организации элиты на территории, оккупированной вышеназванными «агентами реакции». Борьба за пространство не обойдется без многочисленных эксцессов, включая и сепаратистские тенденции. Руководители территорий, получающие от Кремля больше «суверенитета», чем прежде, совсем не обязательно поймут намек правильно, то есть таким образом, что, получив и подержав, они обязаны передать его дальше. Не для того же Путин поделился с нами властью, чтобы мы как непоследние идиоты делились ею дальше: вот мысль, которая автоматически осенит не одну буйную голову в российской глубинке. Архетип «Путин как исключение из правил, но не источник их принятия и утверждения» – продолжает функционировать.

При всём при этом имеется понимание, что выхода, кроме как в обозначенном направлении всё равно нет. Тенденцию перераспределения власти «вниз», на места, я отмечал ещё в августе 2010 г. и вновь упоминал, комментируя провальные для «Единой России» выборы в Новосибирске в том же году, ссылаясь, что интересно, на Володина. Динамика рейтингов и электоральных результатов власти в 2012 – 2013 гг. подтвердила вывод, который понятен уже довольно давно: «Единая Россия» может продолжать выигрывать выборы, но при условии, что будет осознанно полагаться на собственные силы на всех уровнях. Прежняя стратегия № 1 – ухватись за паровоз – не работает. Путин уже не «тянет». Прежняя стратегия № 2 – возглавить подсчет голосов – также поставлена под сомнение. А что такое «полагаться на собственные силы»? Это значит – на силы активных и успешных людей, обладающих сетями влияния в городе, районе, населенном пункте.

Идея хорошая, но трудно реализуемая из-под палки: рабско-элитный труд по возделыванию площадок электората под дулом следственного комитета лишен вдохновения и малоэффективен.

Антикоррупционные и идеологические инициативы, которые активно вбрасывались и обсуждались с осени прошлого года, были инстинктивной артиллерийской контрподготовкой Кремля, упреждающего наступление противника (и выдавали желание открыть огонь еще до того, как противник сообразит что-то относительно своего нового статуса). Однако канонада во-первых, если не ошибаюсь, смолкла, а во-вторых, целей почти не достигла. Нужны модернизированные подходы к осуществлению контроля, которые отражают новое положение вещей и приближаются к постановке самоконтроля.

Чтобы появились люди, способные системно разделить с Путиным ответственность и принять на себя социальное недовольство, как минимум, необходимо (хотя и не достаточно) попытаться делегировать им эту ответственность. Антикоррупционная волна в доступном исполнении концептуально была, напротив, способом поделиться безответственностью, которой накопилось чрезмерно в центре системы – процедура «вскрытия недостатков» позволила выгрузить её излишек по произвольным адресам, то есть тупо перевести стрелки. Но это не помогает.

Издержки стратегии противопоставлений, генерирующей хаос и неуверенность, обсуждались в серии текстов августа 2012 – февраля 2013 гг. (1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8). В частности, высказывалось предположение, что при развертывании борьбы с коррупцией цель должна состоять не просто в том, чтобы столкнуть элитные группы друг с другом и устроить зрелищный спектакль на глазах электората. Если заботиться об исключении негативного возвратного эффекта, почти неизбежного для левого популистского принципата, необходимо строить долгосрочную систему подобного столкновения в управляемо-текущем режиме. Эта задача еще более актуальна в отношении системы динамического регулирования внутриэлитного равновесия на предстоящие годы. Не будет её – в наиболее благоприятном варианте повторится цикл 1996 – 1999 гг., когда вместе с грязной водой истеричной боярской свары шаловливые ручки выплеснули обществу на голову скороспелый плод левых похождений правой идеи (идея укрепления и развития власти – правая, вне всяких сомнений). Ещё один рецидив цезаристского авторитаризма будет бессмысленным растранжириванием исторического времени.

Тема «обновления правящей партии» закономерно приобретает поэтому новое звучание. Оставляя в стороне неприятную мысль о том, что если бы это имелось в планах, то с этого бы и начинали, а вовсе не с «Навального», следует заметить, что организационное и политическое обновление нуждается также в немного других словах и мыслях. Дополнительный идеологический элемент придётся весьма кстати. Известно, что я рекомендую в качестве такового: аристократическая республиканская культура, правое культурно-ценностное представление носителей власти о себе, задающее тип «элиты». (В классификации «пяти вариантов» это «правоконсервативная программа».) Если допустить, что западное общество, где преемственность не была нарушена тотально, сильнее и успешнее за счет остатков наследия классической традиции элиты, идущей поверх рубежей эпохи модерна, то у нас её необходимо конструировать заново. В России известен преимущественно «аппарат», традицию «элиты» надо учреждать. Кажется излишним, но тем не менее добавлю: тупой и примитивный «народный консерватизм», взятый в оборот кремлевской командой «третьего срока» – слишком упрощенное решение в нашей ситуации, даром валяющееся под ногами. Это вообще не предмет необходимости в обсуждаемом контексте, просто потому, что из чьей-то готовности повиноваться никогда не вытекает чьей-то способности властвовать.

Вернувшись к Собянину, мы обнаружим, что именно в данном персональном случае основания для беспокойства о судьбах «внутриэлитного консенсуса» минимальны вследствие известных особенностей личности героя: максимально надежного, лояльного и предсказуемого аппаратного человека. В связи с чем заставляет задуматься готовность Володина и его соратников участвовать в мифологизации московских выборов. Никто ничего не планирует для нейтрализации долгосрочных угроз, но много слов говорится об угрозах там, где их по сути-то нет.

От масштабных неприятностей по курсу собеседники Володина отделываются малозначащими дежурными фразами: «конкуренция, помноженная на прозрачность, означает легитимность» (в изложении Олега Матвейчева), спасительный «перенос накала на парламентские трибуны» (Олег Платонов). Как будто доступность парламентской трибуны помешала катастрофическим событиям в 1917 г. или в 1789 г., а легитимность любых выборов нельзя оспаривать столько, сколько угодно народной душе. (Подпав под володинское обаяние, Матвейчев заговорил в унисон с Яшиным, который в декабре 2011 высказался без затей: легитимность – это я, если я участвую, то она обеспечена).

«Уверенная же победа в первом туре на спокойных выборах выводила бы «эффективного технократа» Собянина в высший круг популярных публичных политиков», утверждают в «Ведомостях» Бадовский и Пожалов. И это тоже миф. Никуда бы она его не выводила, просто потому, что из Собянина популярный публичный политик, как из Валуева балерина. Не нужно ему этого – у него на лице написано, что ему и так хорошо. Собянину назначили выборы не для того, чтобы он куда-то выбрался, в публичные политики или в наследники, а потому что сейчас наиболее удобное время: он еще не успел надоесть москвичам и в то же время «подраскрутился», ожидания электората превалируют над разочарованиями. Дальше будет хуже. Кроме того, именно с Собяниным можно начинать ставить избирательные эксперименты – он, как уже говорилось, надежен.

Тогда в чём же дело? Почему проблемы подставляются туда, где их нет, и полная безоблачность воцаряется по направлению, которое, если задуматься, сулит много головной боли? Возможных целей угадывается две. Первая – всё происходящее есть инсценировка, призванная отвадить административно-властную общественность в Москве и регионах от «уступок», «сдуру», «в состоянии излишнего душевного волнения», анонсированных зимой 2011/2012 гг. Чтобы граждане в хороших костюмах лучше осознали, что они обрели и что, если захотят, могут потерять, им терпеливо и настойчиво разъясняют: такие нахальные Навальные в изобилии будут и у вас там всюду под боком, мы тут сверху об этом позаботимся, чтоб вы их пальцем не тронули. Готовьтесь. Всё по честному. Вы же сами хотели. А теперь еще раз подумайте.

Отмена «по просьбам трудящихся» заявляемого Володиным курса может состояться как в форме внезапного перемещения чиновника на другую работу, так и, более грубо, его же собственными руками на фоне каких-нибудь уличных чрезвычайностей в Москве. Если последнее, то с эпитафией: «А ведь всё могло бы быть иначе… Мы так стремились к демократии и свободе. Но… Экстремисты…». Провокационная увязка «нового курса» с именем Путина, кстати, порождает прямо-таки ГКЧПистские ассоциации. Если Путин – рассадник Навальных по всей стране, то нужен ли нам такой Путин, вот в чём вопрос.

Вторая возможная цель «тоже хуже». Хуже, аналогично, в том смысле, что тем лучше, чем. А именно, замышляется и в самом деле «всё снести»: усовершенствовать «политсистему» путем отрывания у неё головы и дальнейшей расчленёнки с последующими неожиданными оргвыводами на костях. Согласно этой схеме Путина втянули в эксперимент с Собяниным под предлогом безопасности данной постановки, далее усыпят его бдительность хорошими результатами (которые сообща обеспечат непосвященный мэр и его посвященный соперник) и убедят тиражировать по городам и весям. В соответствии с моделью: ввяжемся в бой, а там посмотрим, кто тут Бонапарт.

Subscribe
promo rightview february 3, 14:47 81
Buy for 600 tokens
Проблема придворной политологии в том, что она не знает никаких «элит» – в её поле зрения попадают придворные и только придворные. Под «элитной конкуренцией» на эзоповом дворцовом языке разумеется самозабвенная борьба придворных клик, которая может продолжаться до скончания веков – иначе…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments