rightview (rightview) wrote,
rightview
rightview

Category:

Ум в голове, булыжник в руке - 2

Продолжение. Начало.

А вот человек изрекает в порядке возражения нечто про 85 рублей – и не чувствует, что он по самую макушку увяз, зацепившись этим дешевым коготком, в то, с чем, вероятно, (думает, что) собирается бороться. Ведь он подобное «подозрение» источает во все стороны – придуманное им правило лишь теоретически допускает исключения, и каждый раз оставляет запас времени, необходимый, чтобы исправить недоработку.

Одна из особенностей сознания маленького человека, неважно, рекрутированного аппаратом или еще нет – априорная уверенность, что никакие «идеи» не существенны, что это форма введения в заблуждение, изобретенная персонально по его душу с целью обеспечить его жалкую покорность, а «на самом деле» — ему это точно известно — в истоках любой долгосрочной активности или подкуп, или вербовка, т. е. стимул извне. Это люди с самосознанием материи.

Типовой персонаж, о котором идет речь, являет собой живой материал тоталитарно-аппаратного регулирования, он мысленно уже там, в будущем, которое расчерчено по соответствующим лекалам, и взыскует скорейшей практической радикализации модели. В конце концов подобные ему успокаиваются на идее отрицания любых идей. Она придётся ему по вкусу, едва станет объектом подлинно добротного культа и потребует надлежащего респекта в виде внушительного объема жертв. Архетипический герой бунта сделается покорным как овечка, когда за его шкуру возьмутся словно за овчину – когда он реально почувствует подобающе строгое обращение с собой. Вспомните всю эту революционную мерзоту РСДРП, голосившую об угнетении, свободе, борьбе с тиранией только ради того, чтобы лечь под долгожданную сталинскую руку и завилять хвостом. (К тому моменту, когда он их начал списывать с довольствия как явный балласт, они уж навилялись.) У всех субъектов восстания, у всех леваков борьба только за это: за ужесточение отношения к ним оттуда – свыше, с метафизического «верха», ужесточение, которого они жаждут, порываются и не всегда могут достичь.

Возвращаясь к разбираемому тезису, нужно оценивать его аналогичным образом. Думать, что «Топоров для быдла» (право, которое thrasymedes любезно оставляет Железняку) – это и есть ключевой признак самоутверждения в качестве быдла. И даже просто настаивать, что кто-то думает именно так (о Топорове), хотя бы и Железняк, – плохой симптом, выдающий ущербную левую эпистемологию (thrasymedes не настаивает). Презумпция данного типа наносит долгосрочный ущерб в первую очередь тем, кто её априорно придерживается. Тот, кто слишком часто произносит слово «свинья», рано или поздно и сам захрюкает, а вслед за тем когда-нибудь придёт час пополнить собой закрома родины.

Консерватизм – не техническое приспособление для поддержания покорности трудящихся масс. Управляемость, о которой речь, если и наблюдается, то в разряде следствий, эффектов. Контроль за ситуацией в обществе, осуществляемый здоровым правящим слоем, складывается из множества частностей. Консерватизм же отвечает, собственно, за это «здоровье». Консерватизм – мировоззрение, которое гарантирует силу и надежность элиты. Мы можем отождествить его со способностью правящего слоя физически представлять собой универсальный ценностный образец. Это беда, а не счастье, когда приходится вспоминать – процитируем thrasymedes – что «есть бандиты, есть хорошо оплачиваемые омоны и внутренние войска». Асаду не позавидуешь.

И, однако, даже начав партию черными, сохраняешь шансы на выигрыш. Жизнь в какой-то мере упрощается допущением, что тексты консервативной апологии и критики рассчитаны на «шестерок», при том, что «шестерки» – так или иначе, получается, все. (И вот уже самому Путину не отказано молвой в этом генерализующем свойстве русской без остатка воплотившейся и материализовавшейся вселенной XXI века: каждому дураку в интернете известно, что он на побегушках у силовиков, олигархов, госдепа, «ротшильдов» и т. д.). Если именно таким образом обстоят дела, то положение печально, но налицо и залог перемен. Поскольку тексты попадают в целевую аудиторию, от них многое зависит.

Когда население программно-погромно фантазирует, что элита относится к нему как к быдлу, это плохо, потому что консервирует и воспроизводит распад общества и прискорбное расстройство дел. Когда элита обнаруживает, что её статус по сути ничем не отличается от статуса неэлиты (столь же бесправен и настолько же сервилен), это может стать двигателем прогресса. В головах таких читателей консервативные тексты способны найти применение.


P. S. Ссылки по теме:
«Что имел в виду Железняк»
«Шестая колонна. Когда устанет Железняк»
«Как закалялся Железняк»
Subscribe
promo rightview february 3, 14:47 81
Buy for 600 tokens
Проблема придворной политологии в том, что она не знает никаких «элит» – в её поле зрения попадают придворные и только придворные. Под «элитной конкуренцией» на эзоповом дворцовом языке разумеется самозабвенная борьба придворных клик, которая может продолжаться до скончания веков – иначе…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 19 comments