rightview (rightview) wrote,
rightview
rightview

Category:

История успеха в России


Народ должен быть недоволен жизнью, это его нормальное состояние. При правильном положении вещей недовольство жизнью – источник движения вперед. Между прочим, того самого, днем с огнем искомого в России Медведевым, Сурковым и иными модернизаторами.   

 

По каналам бизнеса энергия недовольства собой (по сути – энергия неудовлетворенного честолюбия) становится энергией личного и корпоративного развития: движет вперед экономику, увеличивает производительность труда, создает новые услуги, новые проекты, новые возможности, повышает конкурентоспособность действующих компаний или стимулирует открытие новых. Этот вариант наиболее эффективно работает в обществах, где преобладает правое самосознание действующей силы, где люди рассматривают себя как субъект и причину. По странному стечению обстоятельств, именно в таких обществах меньше всего социальных препятствий и препон, чтобы делать карьеру, запускать проекты и услуги.    

 

Есть другой вариант: недовольные объединяются в профсоюзы и идут требовать повышения себе зарплаты. Левее, хуже, но тоже более-менее конструктивно. Социальные механизмы всё ещё работают. В обществах, где выбирается этот путь, препятствий для запуска нового чуть больше, но всё равно обстановка более-менее благоприятная. 

 

В России происходит наихудшее: недовольство собой принимает форму не стимула лучше работать и напрягать мозги, а недовольства, причем не социального, но антисоциального.

 

 

Запускается механизм антисоциальной поляризации. Недовольные объединяются, но не для того, чтобы в рамках действующих социальных возможностей защитить свои права. Они объединяются не на социальной, а на  антисоциальной основе, противопоставляя себя «успешным», «начальству», «тем, кто сверху».

 

Они объединяются, чтобы коллективно развивать мифологию антиуспеха. Они перемывают кости тем, кто наверху, убеждая самих себя и друг друга, что «они там» в основном бездарные карьеристы, проходимцы и дураки, которые а) развалили «нашу» Россию, б) только тем и занимаются, что всё портят и мешают нам работать, в) нагло присваивают результаты нашего труда. Если  невозможно не признать, что «мы» плохо работаем, то мы ни в коем случае в этом не виноваты, говорят себе участники «движения». Имеем на это полное право. Почему? Да потому, что «они» нас недостаточно «мотивируют». 

 

Вот та мифология, которая делает страну бесперспективной.     

 

Пример.

 

tambovsky_wolk пишет:

 

Когда начальство говорит, что народ не умеет работать, это свидетельство того, что начальство ворует быстрее, чем народ производит.

В ответ хор голосов одобрения.

 

kitai_gorod:

 

Скажите, почему каждое утро на "рабочей пятиминутке" (на деле - минут на 30 - 40) мне в голову приходят именно эти слова?

 

alex_mashin:

 

Золотые слова.

 

И так далее.

 

А вы говорите: модернизация. А вы говорите: кадровые лифты... Лифты должны работать в первую очередь в головах. И чтобы они работали, нижестоящие не должны психологически отделять себя от вышестоящих. А чтобы «работала модернизация», нужно, чтобы люди стремились к успеху, а не к ликвидации преуспевших. Владислав Сурков считает, что достаточно людям почувствовать «материальную заинтересованность» в результатах модернизации, и она «начнется». freeandsick сейчас ему объяснит, что он не прав: вот, «деньги не являются мотивацией к работе». Не нужны нам  деньги, начальник. Танец с саблями подавай.

 

Фундаментальное левое отрицание власти в многообразии её проявлений (включая различные формы «успеха») неоднократно приводило к разрушению в России общества и государства. Чего недовольные люди хотят сейчас? Уничтожить тех, кто сверху? Предположим, это произойдет, как обычно, с катастрофическими последствиями, себе дороже, к чему есть моральная готовность (апокалиптические ожидания закономерны). Но что дальше? Снова наступит расслоение, выделение вышестоящих и нижестоящих, более способных и менее, что неизбежно в любой социальной системе, в любой системе управления. И… дубль-2, 3, 4… Повторится всё как встарь. Под тем же самым надуманным предлогом, что более способные недостаточно заботятся о менее способных. А они  точно должны?   

 

Аналогичная мифология строится по поводу успеха Запада в целом, в чей адрес усердствуют целые полчища критиков. Почему богаты богатые страны? Потому, что люди там ответственны и вменяемы, нацелены на успех, который является не исключением из правил, но правилом, и интегрируется в единую систему власти. Потому что люди там умеют работать и не воспринимают капитализм как бандитизм. Но наша левая мифология на этот счет гласит, что богатые богаты «за счет ограбления бедных стран». Так нам удобнее думать. А бедные страны, например, какой-нибудь Свазиленд, соответственно, ничем не хуже богатых, бедны же они именно потому, что богатые богаты. Их ограбили. Если бы не алчный империалистический Запад, уверяют левые «антибуржуазные» авторы, процветал бы Свазиленд не хуже современной Швейцарии.

 

Проблема современной России даже не в том, что у нас капитализм не всегда отличим от бандитизма, а в том, что мы их и в теории едва-едва отличаем. Их сближение друг с другом в реальности – лишь следствие. Как мыслим, так и живем. Это значит, что жаловаться не на что, точнее, не на кого. Кроме самих себя.

 

Совершенно верно, что не любой «успех» заслуживает наименования успеха в социальном плане и может быть возведен в правило. Карманник, успешно вытащивший у вас деньги в метро, «успешен»? Общество должно презирать подобный «успех». Мы не погрешим против истины, сказав, что успех многих в России 90-х напоминал успех карманника и компрометировал само понятие успеха. Возникает только вопрос, что тут вытекает одно из другого, не скомпрометировано ли понятие успеха в российском культурном сознании априори и глобально, до любой конкретной и локальной инкарнации такового?

 

Почему слишком многие в России добиваются успеха антисоциальным путем? И почему подчас бросается в глаза упорство, достойное лучшего применения, с которым общество (лишь отчасти руками государства) стремится исключить другие пути к нему? Я полагаю, что именно социальное отрицание успеха и осознание греховности власти, взаимно связанные и присущие русской ментальности, обусловливают антисоциальный характер пары власть-успех, а не наоборот.

 

Неприязнь к успеху, имеющая глубокие культурные корни в стране, где всё вышло из гоголевской шинели, где даже сталинская шинель – перекроенная гоголевская, соотносится с антисоциальным характером успеха как причина и следствие.

 

Ставя на первое место именно сознание, точнее, априорные конструкции, застрявшие в его глубинах, я тем самым оцениваю положение вещей оптимистично. Рефлексия позволяет нам дистанцироваться от этих конструкций и подвергнуть их реорганизации. Переоценка ценностей и последующий демонтаж мифологии антиуспеха на повестке дня носителей культуры и интеллектуалов.
Tags: Сурков, мифология антиуспеха, модернизация
Subscribe
promo rightview february 3, 14:47 81
Buy for 600 tokens
Проблема придворной политологии в том, что она не знает никаких «элит» – в её поле зрения попадают придворные и только придворные. Под «элитной конкуренцией» на эзоповом дворцовом языке разумеется самозабвенная борьба придворных клик, которая может продолжаться до скончания веков – иначе…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 38 comments