rightview (rightview) wrote,
rightview
rightview

Category:

О сознании и достоинстве

Крылов цитирует конгениальное:

«Русские сейчас оказались народом с усиленно подавляемым национальным сознанием и национальным достоинством. А без сознания и достоинства нет и быть не может никакой большой работы и общей цели».

Два утверждения, которые связаны друг с другом с точностью до наоборот по отношению к версии автора. Первое надо мыслить, исходя из второго, но не в обратной последовательности. Нация – пример большого общего дела, которое не получается у людей с дефицитом достоинства.

Со вторым тезисом нельзя не согласиться. Тем не менее, ошибочно представлять «сознание и достоинство» производными от сознания и достоинства в национальной проекции. В действительности нация образуется из «людей с достоинством», а не, напротив, «достойные люди» произрастают из «нации» (это уже относительно поздний этап национального развития, национальный конвейер). Из нации произрастает национальная ориентация «достойных людей». Хороший национальный миф на них и рассчитан. Но я не верю в ущербное быдло, которое любит своё отечество. Не решив проблему изыскания ресурсов «сознания и достоинства», приступить к форсированному зачислению рекрутов в нацию, полагая, что достоинство догонит, – означает впасть в злую утопию.

Подается надежда, будто достаточно начать внушать ущербному быдлу, что оно великая нация, и быдло переквалифицируется. Но нет. Переквалифицируется национализм, ориентированный на ущербных, что мы и наблюдаем. Величие адаптируется быдлом под себя. Ущербные безвозвратно обращают его в величие ущербности. Мы великие (синонимы: истинные, святые, богоносные, самые справедливые, да просто русские), да, и поэтому все нас грабят и угнетают, утверждают спикеры быдла и тем самым вешают ему и себе на шею неконкурентоспособную патологическую интерпретацию величия. Манию величия наоборот.

Чтобы нас не били, продолжают они, надо запереться и никуда не выходить, там снаружи зло: соблазны и агрессивные люди, которые заправили этими соблазнами мышеловки, чтобы схватить нас и бить по голове. Попробуйте угадать – это я о ком сейчас, о «национальных демократах», которые ищут, куда бы сбежать от Кавказа, или о православно-советских патриотах, у которых ещё более вездесущий и всеобъемлющий «Кавказ» берёт истоки западнее или южнее? Детали меняются, но принцип социальности как братства угнетённых остаётся инвариантным. Спор лишь о том, кто по настоящему угнетен. Одни кричат: самые доподлинно угнетенные мы, русские. Другие кричат: нет, мы, наёмные работники, мы, образованные городские и т. д.

Национализм пока сам по себе оказывается плохим средством накачки достоинством, равно как и различные формы идеологии патриотической пролетарщины. «Нация» – это, конечно, штамповочный цех по внедрению стандарта сознательности-достойности, но прежде, чем штамповать, нужен hand-made образец, и укомплектованный цеховой штат. Т. е. «молотобойцы».

Нужны личности, которые передадут своё сознание и достоинство другим, предварительно добыв их там, где жила благородной породы только и поддаётся разработке – внутри самих себя. Но вот с ними и с этим как раз сложности. Надо ли приводить примеры того, как люди, которых, казалось бы, национальная идея должна вдохновить и сплотить в первую очередь (потому, что они её и преподают другим), ведут себя, словно пауки в банке? В самом национальном движении нет единства, преобладает деление и дробление. Одно уязвлённое Я наталкивается на другое.

Они не знают, что такое «конкуренция», не умеют вести борьбу респектабельно даже друг с другом. Интересно заметить: то, что они придумывают об условном «Западе», впоследствии возвращается к ним от единомышленников. Почитайте, что говорит о «врагах» Холмогоров:

«Запад - враг того, чтобы Россия была и оставалась европейской страной… Идея Запада относительно России и русских состоит в том, чтобы их лучше всего не было, а если бы и было, то это была бы Татария». Да какая Татария… Татарию пишем, Китай в уме, не так ли, г-н Холмогоров?

Это типовой навязчивый бред менеджера-неудачника компании, которая сдала позиции, на тему, что с утра до вечера думают о «нас» в офисе более успешного конкурента. Вот он накручивает, накручивает, фанатазирует. Он сломлен. Для него конкурировать – значит рвать волосы и выдавливать глаза, бить ниже пояса, другого он не знает. (Это я не о Холмогорове персонально, подчеркну, но о репрезентуемом типе.) Дай таким волю, они доконкурируются до того, что сведут всё к одному большому усатому знаменателю – сами останутся без чубов, зубов и глаз, но при результате, за который, как выясняется, де-факто боролись.

Нет нации, пока нет её потенциального ядра. Вот на чём следует сконцентрировать внимание.
Tags: Крылов, Холмогоров, национализм, ущербно-угнетённые
Subscribe
promo rightview february 3, 14:47 81
Buy for 600 tokens
Проблема придворной политологии в том, что она не знает никаких «элит» – в её поле зрения попадают придворные и только придворные. Под «элитной конкуренцией» на эзоповом дворцовом языке разумеется самозабвенная борьба придворных клик, которая может продолжаться до скончания веков – иначе…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 27 comments