?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry


Если правда, что в ходе полуинсценированного-полуреального соперничества Путина и Медведева происходит зарождение персонифицированной двухпартийной системы в России, то как будут развиваться события, если строить предположения на основании уже наметившихся тенденций? Если дело пойдет таким же образом и дальше, «Единая Россия» должна будет исключить Путина из партии, а «Справедливая Россия», наоборот, с восторгом принять «гонимого и отверженного», причем, не исключено что данная комбинация продумывалась заранее. 
 

Только что прошедший Ярославский политический форум был сделан, судя по всему, Павловским и Фадеевым, «под Медведева» и ознаменовался присутствием глав государств, представлявших Европу и Азию. На форуме прозвучали достаточно значительные программные высказывания действующего президента. Впервые политик такого уровня выразил негативное отношение к основополагающему концепту путинского десятилетия, объединяющему двухтысячные годы с советской эпохой, – концепту «простого человека». 


Именно в XX веке под лозунгом поддержки так называемого «простого человека» и создавались самые худшие диктатуры. XXI век, я в этом уверен, – это эпоха образованного, умного, если хотите, «сложного» человека, который сам распоряжается своими способностями, которому не нужны вожди, патроны, те, кто принимают за него решения.

 

- сказал Медведев в Ярославле.


Мне вдвойне интересно отметить это, поскольку не далее, как весной сего года вот здесь я предложил изъять данное понятие из цивилизованного политического лексикона, отнеся его к разряду оскорбительных выражений.

Дословно у меня было написано:

«Простые люди» словосочетание, по самозапрету на произнесение которого определяется правый политик или правый интеллектуал. «Простые люди» с правой точки зрения – это оскорбление, а не синоним ценности и призыв к защите. Чем скорее эта апология «простонародья» уйдет из российского политического лексикона,  тем лучше себя почувствует страна.

 

Тема неоднократно продолжалась. Например:

 

Власть лишена идеи, которая могла бы быть идеей власти, и лидера, который мог бы быть лидером правящего слоя. Путин может быть им, но ему мешают соответствовать этой миссии профессиональные ревнители «народного блага» и «заботы о простом человеке» в его идеологическом окружении. Они же лишают власть цели, способной ее мобилизовать. Счастье «простого человека» не будет таковой никогда. Оно не объединяет людей власти и не мобилизует их. Оно не есть то, что вызывает и должно вызывать уважение человека, пришедшего во власть. Власть, которой ставят задачу работать над достижением этого «счастья», кончает самоубийством: решая ее непосредственно, начиная с себя - перестает заниматься делом, переключаясь с «властвования» на «воровство». Если благо «простого человека» есть цель, то эта цель состоит в том, чтобы благоустроиться в жизни, невзирая на «высокие материи», то есть воровать по мере сил. Хороший чиновник и «простой человек» – понятия несовместимые.

 

С учетом того, что слабость правящего слоя, лишенного лидера и идеи, есть ключевое обстоятельство, которое характеризует состояние страны и сопровождается буйным произрастанием «цветов зла», Медведев демонстрирует стремление захватить стратегическую инициативу. Президент позиционирует себя как человек, который намеревается заполнить вакуум, оставленный Путиным, освоить поросшее бурьяном и чем попало «святое место» – занять вакантный престол «лидера элиты». Ибо Путин, тем временем, разворачивает свою «предвыборную программу», откровенно  рассчитанную на идиотов и привычное «большинство имени себя». Её суть в подчеркивании близости «простому народу» и в соответствии максимально «простым» представлениям последнего о лидерстве. Вот как  говорит об этом Сергей Мулин на «Радио Свобода»

 

Медведев преимущественно апеллирует к элите общества, к людям, принимающим решения, к просвещенному классу, а Путин изображает из себя такого рубаху-парня, который работает на широкий электорат, на широкие народные массы.


Похождения (поездки и полеты) Путина в народном образе пожарника/байкера/дальнобойщика как программа возможного лидера державы, ведущего её к середине XXI века, у кого-то вызывают иронию, а у кого-то раздражение. Самое существенное, они отражают верность  страны своему генетическому духовно-культурному изьяну, неготовность решать проблему «левизны», столетиями подрывающей силу и устойчивость российского общества.  Путин подыгрывает народу в его левой внегосударственной слабости. Однако кем-то ситуация описывается с точки зрения явного преимущества ВВП, который уверенно переигрывает Медведева, как «мачо»… «британскую королеву». 

Оскорбительные в отношении Медведева сравнения нацелены в том числе на то, чтобы подзадорить его действовать решительнее. Но, вполне возможно, все допустимые действия уже предусмотрены сценарием, заранее оговоренным президентом и главой правительства. Предположение о том, что Медведев делегирован Путиным собрать «под знамена» ранее несобранные слои населения, для которых Путин по тем или иным причинам не склонен становиться своим, выглядит не таким уж абсурдным. Пока Медведев занимается этим, Путин продолжает пытаться контролировать свой прежний «революционный электорат».

 

Важно отметить: претендентов на лидерство объединяют не только давние личные отношения. Их объединяют также Владислав Сурков и партия «Единая Россия» как собрание адептов. Как тут не вспомнить троицу: «отец», «сын» и витающий между ними дух святой, первоисточник всех коммуникаций. Традиционно дух исходит от отца, но некоторые еретики считают, что он в не меньшей степени исходит также и от сына… причем эти еретики убеждены, что будущее за ними.

 

У духа, как мы помним, есть еще одна важная функция – вдохновлять апостолов, верующих в троицу и несущих её учение по миру. Но, несмотря на то, что отец и сын канонически равны и уравнивает их дух святой, на данный момент с ориентировкой для апостолов наблюдаются явные сложности.

 

Медведев, согласно обсуждаемой схеме распределения ролей между ним и Путиным, должен объединить активное правящее меньшинство. Важно подчеркнуть: включающее всех, кто готов к нему примкнуть, всех, кто не ограничен революционизирующим левым самосознанием самоотчужденного от власти «приниженного большинства». 

 

В тексте «Из диалогов о будущей гражданской войне» я писал:

 

Всюду вокруг, куда пальцем ни ткни, сплошные "жертвы системы". И никто не признается "Я – это система"… У нас все слои общества считают, что вправе воровать, потому что социально унижены, у нас каждый жулик на низовом уровне занят "социальной местью" и оправдывает свои действия восстановлением "справедливости".

 

В другом месте, в дискуссии с elena_tt,  эта мысль сформулирована следующим образом:

 

Есть протоэлита, есть "элиты" (в множественном числе), которые пока преследуют слишком узкие, локальные корпоративные интересы. Они не могут интегрироваться в элиту потому, что в обществе присутствует отрицание самой ее идеи, или, иначе говоря, потому что в обществе все "внесистемны", вот как Вы, например. У Вас во всем виноват дядя (Путин), а не учителка, сдирающая деньги с родителей, ну и у них у всех так же, никто ни за что не отвечает.

 

Мне почему-то кажется, что Медведев имеет в виду практически это же самое, когда в своей ярославской «тронной речи» заявляет:

 

очень многим у нас нравится говорить о том, что они не свободны, унижены: «от нас ничего не зависит». Это имеет разное происхождение. Такая позиция может быть удобной.

 

Такая позиция удобна не только для указанных граждан, но и для тех, кто стремится сделать ставку на них, а точнее, на их пассивность. В распределении ролей 2010 – 2012 гг. это, как уже говорилось выше, функция Путина. Задача Медведева – возглавить активность активных, задача Путина – возглавить пассивность пассивных: возглавить, чтобы развести тех и других в стороны. В немалой степени речь идет о поляризации общества, смягчаемой только личными отношениями лидеров.

 

Проблема в том, что при такой гипотетической поляризации «Единая Россия» как проект оформления активного меньшинства, безусловно, ближе к полюсу Медведева, чем Путина. Особенно, с учетом тенденций, которые постепенно усиливаются в партии с подачи В. Володина (см. о них здесь).

 

Если следовать выбранной модели до победного конца и сделать все возможные выводы из тех подходов к «электорату», которые демонстрируют Путин и Медведев в настоящее время, наступит момент, когда Владимир Владимирович должен будет точнее определиться со своей партийной принадлежностью. Как борец за удовлетворение «простого человека» (удовлетворяемого самой борьбой за это удовлетворение), на фоне Медведева он гораздо логичнее смотрелся бы в «Справедливой России», чем в «Единой». Такой переход, с надлежащим шумом и треском, был бы хорошим, ярким пиар-ходом, нацеленным на предвыборное повышение рейтинга как «ЕР», так и в ещё большей мере «СР». Поучаствовав в постройке одной башни российской двухпартийной системы, уйти на укрепление другой – это для Путина-демиурга вполне функциональное, рабочее решение. Ну, а кому быть президентом, какая часть общества сильнее, в рамках данной модели решит, действительно, мнение избирателей, как бы ни банально это звучало.

 


promo rightview january 9, 12:24 21
Buy for 600 tokens
Что будет, если ничего не делать? Вопрос резонный, по нынешним временам, поскольку всё именно к тому и движется: минимизировать умственные затраты и обойтись без «решений» на своём веку, как в старые добрые 70-е, а после нас хоть перестройка. Решили ничего не решать. Ближайшие президентские выборы…

Comments

( 1 comment — Leave a comment )
(no subject) - jarrodkup - Jun. 6th, 2011 07:26 pm (UTC) - Expand
( 1 comment — Leave a comment )

Profile

Br
rightview
rightview

Latest Month

June 2018
S M T W T F S
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930

ДРУГИЕ АККАУНТЫ БЛОГА RIGHTVIEW

ОСНОВНОЕ

Tags

Page Summary

Powered by LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner