Buy for 600 tokens
Мы описываем нечто, какую-то диковинную штучку или что? Оно вот такое и разэдакое, а, кстати, где? Где оно лежит? Это такая утопия? Да, очень интересно изложена метафизика некоего государства, которое я называю правым. Ну и что? Приблизилось ли оно этим описанием к воплощению в реальность?…
Br

Эпидемиологические заметки

Боялись революции роз. А получили революцию ВОЗ. Результат превзошёл любые цветные ожидания. И какой смысл был бить себя в грудь и хвастаться, что «остановил майдан в России», если на ровном месте, без боя, разинув рот, прохлопал и пропустил в Россию нечто, что за пару недель нанесло ей катастрофический ущерб, сравнимый с самыми радикальными «революциями»?

Чертовски хочется работать. Просто удивительно, как хочется. Когда не дают.

Год летающей крысы. Ещё останутся желающие использовать китайскую символику при встрече нового года? Больше не дай Бог. Не надо нам этих азиатских (моровых) поветрий. Довызывались мышиных духов с Востока.

Печеньками её терзали, но со всем справилась Россия, сказал сегодня президент.

Collapse )
Br

Корми!

Чем меньше люди СЕБЯ ощущают государством, тем агрессивнее они требуют от НЕГО: «э, вынь, да положь; где и как возьмёшь, не наше дело». Государство или помогает людям работать и зарабатывать, или «даёт», выступая в качестве «источника благ», понимаемых в первую очередь как «безопасность»: перечисляет деньги и страхует всех от всего и вся. В первом случае оно отождествляется с активным (правящим, зарабатывающим, предпринимающим) меньшинством, во втором с большинством, относящимся к нему утилитарно (к нему – то есть к государству, но и к «активному меньшинству» не менее того).

От «государства, которое даёт» (которое самопозиционировалось на этот лад), сколько бы оно ни строжилось, ждут всё больше и больше, делая для него всё меньше и меньше. Понятно, что оно исчезает, растаскивается по кускам и крохам, а «госбезопасность», поупиравшись для проформы, возглавляет этот процесс, вместо того, чтобы всерьез препятствовать ему. Так было в СССР, так будет и в РФ. (Об этом искусственно созданном конфликте ожиданий и возможностей, запросов и способностей «Рейтинг и риски», а также «Путеводитель по блогу и России»)

Вероятно, не ошибаются ни те, кто говорит, что «бюджет треснет», если государство возьмёт на себя все убытки и станет помогать всем экономическим жертвам коронавируса, ни те, кто считает, что оно должно всем помочь. Перевести золотовалютные резервы в рубли, чтобы поддержать тех, кому требуется поддержка, скорее всего, не так просто – и будет эквивалентно включению печатного станка, то есть по сути сведётся за счет инфляции к помощи нуждающимся за счет самих нуждающихся. Но люди, которые говорят «дай!», тоже логичны. Как тот аполитичный плебс послереспубликанских времён, который закидывал камнями высших чиновников империи, если случались перебои с бесплатными раздачами хлеба. «Слышь, Вован-вседержитель! Если ты такой умный, что взялся изображать здесь Господа Бога, так давай, бля, раскрывай кубышку, превращай воду в вино, а камни в хлеба, и не ипёт» – глаголют рассерженные подданные и, заметим, совершенно не нарушают рамок официозной цезаристско-монархической модели. В общем, Кремлю сейчас надо делиться или деньгами, или властью. Процесс, кстати, уже пошел – начали с губернаторов и наделили их «полномочиями». Но на этом трудно будет остановиться.

Проблемы, жатва которых предстоит, были прежде посеяны – густо, от души. Всходы порадуют. У нас так во всём. Система, не устаю я повторять, работает на самоотрицание, с человеческой точки зрения неспешно, но с исторической – довольно интенсивно. Например, чем громче орали агитпроповские критики, «как всё плохо с вирусом на Западе в сравнении с тем, как у нас», тем болезненнее и агрессивнее, как нечто нелепое, воспринимаются внезапно обрушившиеся всем на голову меры ограничений. Аналогично с соцматобеспечением в целом. Изображал из себя, как дурак, кормильца в тучные годы? Теперь корми в голодные!
Br

Ибо логично

Коронавирус всюду (Голикова вон уверяет, что миллионы людей в РФ им уже переболели:). Но резкий рост смертности (в сравнении с показателями других лет)... даже не в Италии, а в Ломбардии, особенно в Бергамо. В чем причина такого неприятного локального явления (вспышки смертности в отдельном регионе Италии)? Ответ: коронавирус. Который везде. Всё логично же? Поэтому повсеместно в мире нужно объявить карантин. Логика неотразимая, как полёт лома.

А, кстати, когда эпидемия коронавируса закончится, карантин надо будет не снять, а продолжить. Почему? А потому что в Африке лютая эпидемия СПИДа. Негры там обильно мрут. Поэтому все рестораны, ночные клубы по всему миру должны быть закрыты, массовые мероприятия отменены. А то шляются где ни попадя, а потом трахаются, колются, вот вам и СПИД. Надо пресечь случайные, понимаешь, связи и соблазны. Всем сидеть дома. Ибо негры. В Африке.
Br

Отдохнём перед парадом

Столько лет надувания щёк перед «евролиберастнёй», перед предшественниками: какие мы другие, особые, не чета всем, крутые-героические, брутальные и решительные. Но пришел критический момент проверки заявок и пузырь дрябло сдулся. Власть, как это водится у популистских диктаторов, обычно подгребается под себя из соображений чрезвычайщины – вот случится какая крупная неприятность и что там ваши парламентские болтуны смогут, говорят народу его авторитарные любители (оправдывая присвоение то одного нового полномочия, то другого). То ли дело мы, по чьему приказу, по чьему хотенью любая проблема от ужаса рассосётся, внушают публике «сильные лидеры».

Ну вот и наступил как бы чрезвычайный повод. Петух клюнул, вирус в горле запершил. А всё, до чего додумался наш великий правитель, это тупо следовать в фарватере «либерастов из Гейропы», вяло подражать им, но в совсем другой, намного более тяжелой экономической ситуации и без мер поддержки, которые задействованы теми. Вот Лукашенко – чётко соблюл легенду, не уронил имиджа: послал рекомендателей побоку и сказал, что никакой остановки экономики не допустит. Предыдущие десятилетия во всём гнул свою линию и сейчас не свернул. Вызывает уважение по крайней мере в одном: не имитатор, не игрушечный.



У нашего же артиста, едва прижало, немедленно ус отклеился и он вышел из роли. «Экономику закрыть». «Капитулирен». el_murid, конечно, хорошо написал: «Главнокомандующий озвучил приказ: «Вы там держитесь» и юркнул обратно в бункер». Но дело ещё хуже: он отдал капитулянтский приказ, всем нагадил, нагородил к имеющейся проблеме много большую проблему – только на то его и хватило. Если не знаешь, что делать, не лезь и не мешай – поделился бы полномочиями с правительством и регионами и сидел бы тихонько, не высовывался, корону свою тряпочкой полировал, блеск налаживал. Как Ельцин, помнится, после августа 1998 засел крепко «за документы», так его месяца три не видно было и не слышно, пока Примаков разгребал и подтирал после него и киндерсюрприза.

Курьёз в том, что у главкома-пораженца похоже нет сейчас других мыслей, кроме как провести парад победы 9 мая позабористее, помноголюднее и попомпезнее, и чтоб никакие санитарные ограничения этому не мешали (посему целебный банкет до 30 апреля, там каникулы и – дискотека). Он уже мысленно гарцует по брусчатке как победитель Гитлера, хлопает по плечу Черчилля, Рузвельта, да что там, и самого Виссарионыча, при котором никогда так счастливо не жили люди, как живут при «лучшем правителе за всю историю России». Если надо ради этой ритуально-парадной цели разорить страну, не беда. Позднесоветская старчески-маразматическая манера приурочивать жизнь к какому-либо ритуальному поводу (к съезду, юбилею, Олимпиаде, Универсиаде, ШОСу и т. п.), кажется, реанимировалась в наследнике Ильича и завладела его сознанием. Остальное его не волнует, хоть трава не расти. «Работать нельзя, а зарплату всем сохраняю». Как милостиво. Странно, что не удвоил с барского плеча, за «моральные издержки». Ему-то чо, жалко что ли?

Войдёт в историю как автор самых длинных каникул. Потомки будут вспоминать: да, вот был государь на Руси: запретил работать цельный месяц, а деньги велел платить. Чудо!
Br

Что делается и кто виноват

Существует два типа поведения населения, которое стремится роботизироваться и
обнулиться: антисубъектный и постсубъектный. Постсубъектный тип преобладает в Европе. Насколько я понимаю, ни один из западных лидеров, обращаясь к гражданам и анонсируя карантинные меры, не оперировал единственными данными, которые могли бы оправдать столь неприятные решения – статистикой смертности до эпидемии и во время неё. Но это не помешало европейцам тупо согласиться с драконовскими инициативами своих жалких политиков. Западные страны дружно ломанулись бомбить Воронеж собственную экономику, наверстывая разрыв с Востоком, ушедшим далеко вперёд по этой части (где экономика от начала века принесена в жертву агитпроповскому конструктивизму). Предыдущие эпидемии анонимно-постсубъектного поветрия на Западе – нашествия политкорректности и мигрантов – сформировали прецедент. (Учтём, что нормативно-голливудское вытеснение «властного самца» – как раз та освоенная первичная и простейшая форма культа бессубъектности, которая переходит в антисубъектность.)

Вирус явился на готовенькое, на пропаханные трафареты тупого бессмысленного и обречённого повиновения «неизбежному». «Надо?» «Значит, надо», смиренно потупилась европублика на костях экономики. Многолетняя социалистическая школа попирания логики бизнеса принесла плоды. Никто не вступился за то, чем в Европе уже не модно дорожить. В Европе ныне пневмония – патология духовной оболочки. Или духовной сути, если всмотреться.

В России всё то же самое, но со своим «национальным колоритом». У нас население не удовлетворяется «трендом» в его анонимности, оно жаждет видеть персонификацию зла. Ему немного надо-то, просто посозерцать. Узрев, оно успокаивается, и далее послушно, как агнец, бредёт указанным путём. Но момент взыскания («виноватого» вместо) истины важен: россияне медитируют на образ заказчика происходящего, и занимаются этим только ради того, чтобы «покориться со знанием дела». Поток фантазий, кто есть субъект процесса, в котором они только объекты, для объектов определенного градуса принципиален. Креативно обнаружить доминирующий субъект (и тем самым неосознанно/подпольно мятежно/потребительски перевести его в разряд объекта) – популярный русский способ «примириться» с процессом.

Однако: субъектность со знаком минус (как то, что «не мы») или бессубъектность, перетекающая в анонимность дискурса (как мы, которые не кто), это лишь нюансы. Первоочередная реальность состоит в «нейровирусно-сетевой» атрофии субъекта, принимающего решения. Так или иначе он никаков. Глобально упал в грязь лицом и теребит ножками. Диагноз: глобальное безлюдье. Веб-камеры с европейских улиц это подтверждают.
Br

Да не хай

Чем победнее отечественные реляции об одолении мирового коронавируса, чем больше сведений и статданных, что угрозы нет и зараза к русским не пристаёт, тем сурьёзнее президент.

Анекдотично это. Ноги разъезжаются. Или полушария? Одна вертикаль гудит: пустяки, выдумки, преувеличения, провокация гнилого Запада. Другая параллельно (но непоследовательно) уличает расслабившихся либеральных итальяшек: «А ведь еще месяц назад заявлялось, что Италия в безопасности. Почему же эта страна оказалась столь не готова встретить глобальную эпидемию?» «Самоуверенность, медлительность и ошибки в диагностике» – выносится суровый приговор макаронникам. В пример приводятся русские: собранные, чётко организованные, педантично-пунктуальные в реализации антивирусных мероприятий.

И всё это прекрасно сосуществует в нашем двуглавом сознании. Одна и та же пропагандистская машина яростно тарахтит, распространяя взаимоисключающие версии.

У агитпропа выдался катастрофический год. Сначала Песков опустил Суркова, заранее предположившего «обнуление сроков» – «а кто такой Сурков после увольнения со службы?» Потом, когда все уже обсуждали варианты переноса дурацкого голосования по перезаштопке конститутки, самодовольный усач знатно изрёк: «альтернативные даты голосования по поправкам к Конституции в настоящий момент не рассматриваются… Представитель Кремля пояснил, что для этого отсутствуют какие-либо объективные показания». Представитель Кремля – он такой объектиииивныыыый… И, видимо, тренд будет продолжаться. На объективную никчемность.

Вспоминаю аббревиатуру любимого рода войск – ПВО: «погоди выполнять, отменят». Руководствуясь этим правилом, в 1987 году не стали сбивать Руста: да нехай летит. Он и долетел, голубь перестройки. Путинский агитпроп – как то ПВО: всерьёз уже никак не воспринимается. Балоболы буравят что-то вразнобой. Система совсем вразнос.
Br

Узник себя

Это, наверно, очень плохо, что писателя оценивают как «солдата». Чем засвидетельствовано, что о человеке нечего сказать как о писателе – катастрофа состоит в том, что даже «друг» не сумел посмертно отреагировать на творчество «социально близкого» литератора адекватным образом. Ведь автор художественных текстов – вызыватель и заклинатель образов. Говорить о нём – значит упоминать образы, созданные им. А их нет в «речи друга». Образы остались чужды. Друг забыл над гробом, что интересного написал писатель.

Collapse )
Br

Италия, которую мы потеряли

Абсолютная власть велит летать в Италию чисто виртуально. То есть медитировать. О ней. Ладно, Ваша Божественность, как изволите. Мы не против. Дистанция, границы, барьеры как раз и сочиняются для того, чтобы некое содержание – теперь отделённое, отдалённое и разделённое – преодолевая сопротивление пространства, становилось духовным, обретало статус ценности, восходило над различиями и превращалось в парящую и царящую над ними идею. Так, людей должно быть много и они должны быть «другими», чтобы проснулся «гуманизм» и человек научился ценить себя. Кто-то должен умереть, чтобы сделать жизнь сакральной. Италия... нет, не в компьютере, она внутри, в глубине и всегда наготове. И, если дорога туда перекрыта, она тем более дорога, и вот что мы бессвязно и эпизодически видим, закрыв глаза и грезя...

DSCN7218

Collapse )
Br

Ответка с продолжением

Сейчас ещё и другая «ответка» предстоит. Вирус вирусом, но попутно рушится на глазах относительное финансовое благополучие путинской России. Лояльность подданного гениальному вождю населения имеет пределы – палку перегнули. У лоялистов неизбежен когнитивный кризис. «Ведь мы такие умные, такие независимые и сильные», разглагольствуют они. Особенно на фоне жалких западных вирусных паникёров, забившихся по норам. «Нас не проведешь, мы насквозь этих прохвостов видим», уверены патриотствующие граждане. «Достоверно известно, что вирус – фикция, пропаганда и изобретение ЦРУ, не поддадимся этой хрени».

Но в блистательной патриотической картине мира нежданно-негаданно вырисовывается и разрастается досадное чёрное пятно, лютый диссонанс. Выражаемый вопросом: а чо это вдруг, если мы такие разэдакие… такие крутые… то из-за какой-то западной дурости мы должны становиться беднее?

Если мы такие умные, то почему сверяем пульс с этими дураками и русофобами из Европки с Америкой? Ибо по странному стечению обстоятельств живём на их деньги. То есть мы от них зависим. От дураков. И русофобов. И вот это сейчас более, чем когда, словно грязной тряпкой наотмашь по роже. И гражданам, которые все в белом, разоделись для бала, и сияющему Владимиру Владимировичу, который нарядился торжественным конферансье патриотического утренника. Ему тоже хрясь по светильнику с белой манишкой.

Риторическое недоумение растёт и ширится: «Как же так, Владимир Владимирович?? Они опять там нагло придуряются. Это понятно. Но мы-то тут причём??? Почему эти жалкие педики и жертвы мигрантов нас делают? Мы же ведь уже встали с колен? Вы же сами нам это сказали, дорогой ВВ??»

Народ расстраивается. И разочаровывается.