Br

Критика власти в этом журнале

С учетом того, что средний читатель приходит куда-либо уже заранее всё зная, в частности, легко обсуждает содержание текстов, не открывая их, считаю необходимым отдельно предварительно оговорить: критика конкретных «властей» в этом журнале проводится с нелиберальных позиций.

Collapse )
Buy for 600 tokens
Мы описываем нечто, какую-то диковинную штучку или что? Оно вот такое и разэдакое, а, кстати, где? Где оно лежит? Это такая утопия? Да, очень интересно изложена метафизика некоего государства, которое я называю правым. Ну и что? Приблизилось ли оно этим описанием к воплощению в реальность?…
Br

Нашествие буратин

Иногда любят говорить, что на Западе тоталитаризм намного обставляет сталинский исходник. Мол, отдыхает Иосиф Виссарионович, нервически покуривает трубку, пока западные либералы прочищают мозги своим согражданам. Это не совсем так. Прессинг на Западе, от кого бы он ни исходил, от сенатора Маккарти или «профессоров с томагавками», связан с карьерными и экономическими проблемами, но не с лишением свободы и жизни в массовых масштабах, в отличие от СССР, где память о бойне конца 30-х довлела над любыми прочими мыслями. Физическое уничтожение, медленное или быстрое, применяется на Западе в исключительнейших случаях. С другой стороны, в позднем СССР тоже сажали далеко не сразу, сначала лишали карьеры, потом работы и уж затем… Однако надо признать, что из любящих объятий советской Родины было несколько труднее выбраться наружу, чем из США. Помимо беспроблемной эмиграции, в США можно до последнего играть на противоречиях различных политических сил и в зазоре между ними чувствовать себя относительно свободно. Пространство для выражения собственных взглядов там все-таки шире, чем в СССР, где приходилось публично думать по-марксистски или никак, а отклонения легко было пересчитать по пальцам (Аверинцев, Лотман, Шафаревич и т. д.).

Collapse )
Br

Что это было?

Наш главный сановный аноним – Незыгарь – требуеть перемен. Которые должны наступить вслед за принятием «новой конституции». А может и не должны… не исключает анонимный официоз. У нас стабильно всё возможно.

«Важно понимать запрос на новые лица и новую лексику конституционной реформации. Конституционные принципы должны получить реальное содержательное наполнение. Ситуация «ковидной Конституции» недопустима даже не в самой ее слабости, а реальным угрозам правового статуса Системы и правовых гарантий соблюдения баланса интересов. Если Конституция так и будет оставаться декларацией, а не законом прямого действия, то ее значение как правового гаранта Системы обнулится само собой. Важным является и выстраивание новой эффективной (с элементами коллективной ответственности) системы управления. Впереди нас может ждать реформа АП; реформа регионального управления и наконец, судебная реформа», пишет Незыгарь. Вот оно чо… «Если Конституция так и будет оставаться декларацией…» Да, это инсайд!

На самом деле хорошо, что буря в стакане наконец закончилась. Опупея с поправками, на мой взгляд, ничего ни о чём не говорит и ничего никому не доказывает. Никаких выводов из этой истории не извлечёшь. То, что Путин «не передаётся», причём по принципиальным причинам, ясно было давно. Решение об обнулении, однако, легко было протащить, поскольку, как ни крути, это всё-таки не очередные выборы президента, когда деду придётся в пятый раз изображать «новую надежду» и вымучивать «достижения», демонстрировать «динамизм» и «энергию». Кроме того, само это решение было упаковано под грудой разных очевидностей, голосование растянуто на неделю, пропаганда приобрела оглушительность канонады. И вот результат. Моя близкая родственница, женщина в возрасте, сходила, проголосовала «за». А к Путину относится резко отрицательно и мнения своего, естественно, не изменила. Думаю, она не одна такая.

Подавать случившее как «триумф» и «победу» по меньшей мере глупо. Наоборот, «победители» теперь – заложники треска, который сами же устроили, расстреляв годовой боезапас в консервную банку. Так много трубили по всем каналам про новую жизнь с новой конституцией, что теперь даже у Незыгаря лёгкое смущение и гнетущие раздумья: ребят, ну, надо уже чо-нить и сделать, шо ли… нельзя ж опять ничего…

На самом деле можно. Мы это уже проходили. Мы за это уже голосовали. В 2018 году, например. Ну и сейчас, сколько бы ни кряхтел Незыгарь, креативя «позитив», позитив тупо сводится к тому, что Путин в очередной раз отложил свою главную проблему на потом, когда она станет ещё острее. Я бы сказал, выражаясь военными терминами, что была проведена колоссальная артподготовка какого-то наступления, но когда она завершилась, вскрыли секретный пакет и выяснили, что наступление было отменено ещё вчера, а противник давно ушел на другие позиции. Так что всем спасибо, вольно, разойтись.
Br

А если оглянуться? Обратный отсчет.



Самый существенный вопрос сейчас – это рубеж отката. (Тема, которая обсуждалась ещё в 2014 году применительно к заявкам Путина возглавить мировой консервативный тренд). Ну, предположим, попытка «революции обезьян» – это крайняя точка, последняя капля, тот шок, после которого начнется переосмысление, переоценка ценностей, пересмотр достижений крайних времен и движение куда-то вспять, туда, где «всё было иначе» (хотя движения назад не бывает, это всё равно будет «вперёд», к «истинным ценностям» в new edition). До какого рубежа распространяется этот пересмотр? Где линия опоры? Как далеко возвращаемся? В 1960-й год? В 1939-й ? В 1913-й? В 1788-й? Если наступит покаяние, то что дальше? Куда деваться? Где обрести почву?

Движение за восстановление утраченной идентичности, приобретая размах, будет подвергать пристрастному суду не только политики и политиков, но явления культуры, идеологии, религии. А как же – корни политик следует искать здесь, в сфере ценностей.

Collapse )
Br

В строю не разговаривать

Либералы мобилизуются, чтобы не допустить правого, то есть конструктивного разговора о сущности власти в России. Едва он назревает, как переводится на Чубайса, Гозмана и т. п., уходит в песок конспирологических фантазий, расточается в туманностях глобального пространства. Чего и требовалось достичь. Для чего и нужен в хозяйстве «либерализм».

Такой разговор необходимо сопрягается с оценкой деятельности власти, включая её критику. Но: «нельзя критиковать власть!» – твердят охранители. «Этим могут воспользоваться либералы. Они снова захватят Россию, как в 1990-х и что тогда??? Все, кто не хотят такого развития событий, обязаны сплотиться под руководством Путина. Каждый нелиберал должен встать под его начало. Да, теоретически Путин не идеален, хотя практически каждое его решение неоспоримо – но это всегда лучше, чем жестоко либеральное иго». Примерно так вещает агитпроп в лице своих клерков, безликих и бессмысленных, как солдаты-термиты.

Поскольку эта мулька носит программно-скрепный характер, Кремль всегда будет одной рукой топить либералов, а другой топить за либералов, нагнетая актуальность исходящей от них угрозы. Чем, в частности, и объясняется странная в чьих-то глазах живучесть Навального, «Эха Москвы», Сахипзадовны и Оскарыча. Либерализм в России накачан не столько госдепом, сколько левой логикой (самоопределения власти через её противоположность) того, чьи решения гениальны и некритичны.

«Встать под его начало» – легко сказать. Это что надо делать? Исповедовать догму его неисповедимости и нести её в массы? Нещадно бить грушу для битья (т. е. мочить либералов)? Заткнуться и молчать? К какой форме участия приглашает власть в России (если не к пилежу бюджета)? Ни к какой, потому что легальных форм участия нет. Всегда в наличии формы участия не во власти, а в повиновении/холуйстве – которое иногда вознаграждается. Но это совсем не одно и то же.
Br

Героям слава!

Нет ничего смешнее эпической (или лирической?) битвы крутых как яйца запутинских пацанов с «креаклами»-«либералами». Не устаю удивляться затянувшейся глупости этого процесса отвода глаз у Прилепина. Вот тут попался ещё один боец за Родину, который чувствует себя перед чудовищами либеральной тусовки словно политрук Клочков перед немецкими танками у разъезда Дубосеково – мужественно преграждая им дорогу. Причем особенно охотно, если они прут где-нибудь в Англии (судя по разоблачительным темам постов). Самоотверженно спасает от напасти Родину, начиная издалека. Разложение аглицких либералов не меньше волнует автора и его единомышленников, чем бесчинства московских коллег британских цивилизаторов. А то и больше.

Собравшиеся под антилиберальными знаменами держатся так, что быстро понимаешь, насколько они суровы (этих штатовских негров, мигрантов и прочих кавказцев урезонили б одной левой). Очевидно, что такие герои нуждаются в максимально опасных и достойных противниках. Но на битву они выходят с извещением, до чего же жалок и никчемен супостат, которого они себе выбрали. Он червеобразный и извивается, поганый, и они червеобразно извиваются вместе с ним, отслеживая его мерзкие телодвижения. Может просто плюнуть на него и не обращать внимание? А о чём тогда они будут говорить, если, к примеру, о действующем главе России, в отличии от Трампа с Джонсоном, им и сказать-то нечего (кроме того, что он прав, прав, прав и ещё раз прав – примерно столько же раз прав, сколько Леонид Ильич Брежнев был Героем Советского Союза, не считая того, что преемник Ильича ещё известен и как героически гребущий труженик).

Путин – никто. Крутые поцы бьются с либералишками. Зверски. Наотмашь. Клавиатурой, смартфонами их херачат, не щадя живота своего и своей кредитной истории (глобальный финансовый капитал, несомненно, отомстит бесстрашным и заблокирует им выдачу потребительской ссуды или украдёт сбережения со счета). Враг ожидаемо будет разбит, причём на много раз. В России, наконец-то очищенной от западной скверны, Сергей Захаров должен приобрести статус великомученика. Простой русский человек ценой собственной жизни остановил шествие либерализма по столице – бухого, разнузданного, обкурившегося либерализма, который мчался сломя голову по центру Москвы, совершая ритуальный круг по кольцу вокруг Кремля, этого сердца русской духовности и государственности. То подвиг, заставляющий вспомнить о временах Минина и Пожарского. Есть кому постоять за Святую Русь!

Продолжение: «В строю не разговаривать»
Br

Определяйтесь!

Под впечатлением нашумевших левых заокеанских выступлений проснулся интерес к определениям – а что это, вообще, «левое» и чем от него отличается «правое» (например). Ясно, почему такая активизация: осмыслить – значит преодолеть. А то, что транслируется из США, есть вызов.

Добропорядочные американцы могут (если смогут захотеть) справиться с ним прямо и непосредственно. Т. е. подавить. У тех, у кого чешутся руки по эту сторону Атлантики, единственная возможная реакция – через океан – смысловая (велел же когда-то Черномырдин чесать в другом месте). Они тоже способны преодолеть дразняще-негативные явления, но иначе, более принципиально: осмыслить. То есть определить. В итоге подняться на новый уровень реальности.

В таком случае добро пожаловать в этот журнал, который в основном и посвящен право-левой теории, пониманию глубины расхождения названных выше полярных политических антитез. Любой, кто ищет искомых определений, может прочитать любые два из списка нижеследующих текстов (с учетом дополнительных ссылок в них) и начать правильно смотреть на вещи!

«Две грезы из одного источника»

«На встречных курсах»

«Конец мая»

«История заканчивается в Шумере»

Welcome.
Br

«Моя всенародная власть»

А вот и Владимир Владимирович поделился знаниями, поупражнялся в политологии и проанализировал американские волнения. И что мы зрим? Путин – сама стабильность. Какие рецепты запали ему в душу кучу десятилетий назад, такие он и транслирует, не меняясь, по каждому подвернувшемуся поводу.

Его комментарий к ситуации в США, он же ЦУ по части выхода из тамошнего кризиса, вселяет чувство дежавю: ба, где-то мы уже это слышали-видели, и не раз. Демократия, наставляет гарвардских профессоров питерский доцент – это власть народа. А власть народа – это что? Это власть одного конкретного человека. Какого? Того самого, который заявляет, что только он действует в интересах «подавляющего большинства», а все, кто так не считает, просто враги и ненавистники «подавляющего большинства», поэтому и слушать их вовсе незачем. Злопыхатели представляют подлые меньшинства-моськи, бросающие вызов мамонту большинства, посягая тем самым на основы демократии (писал об этой фарисейско-идиотской «демократологии» ещё в 2014 году). Они – уклонисты и отщепенцы, противостоящие генеральной линии народа, в конечном счете «русофобы» (в локализации РФ) и предатели (чёртовы «глобалисты» в США; в императорском Риме в ход шли христиане). (Тождество с мифологией партии в сталинскую эпоху бросается в глаза; «народ» в сознании Путина занял опустевшее место «партии» как главной манипуляционно-риторической фигуры: то, что тогда именовалось партией, сейчас в тех же целях обозначают народом, вкладывая в титул ту же почётную бессмыслицу – вырос народ, эмансипировался, шагнул вверх по лестнице политтехнологического совершенства, порадуемся за него!)

Collapse )
Br

Счастье Гипериона на Истме

Почему определённые культурно-духовные формы то появляются, поднимаясь, то исчезают, опадая? Почему великое и сильное тоже подвержено старости и смерти? Откуда берётся «воля к страданию» и почему периодически она определяет собой эпохи? Почему страстно создав что-либо, люди затем не менее страстно ломают это, как дети, даже самое дорогое для себя? Как вообще возможно самоотрицание? Вопрос об этом.

Но ведь для Бога нет ничего невозможного. Принцип всемогущества подразумевает и самоуничтожение в том числе. По видимому мир и есть игра-чередование божественных возможностей (вспоминаем диалектику «одного» и «иного» у Платона в «Пармениде» – классический образец этой игры). Самоутверждение, рост, развитие представлены так же, как самоотрицание, упадок, деградация. В прошлом некоторые ассоциировали эту ритмичность с дыханием. См. фразу, которой заканчивается «Гиперион» Гёльдерлина, пронзительно-горькая и одновременно счастливая книга как раз об этом – о времени и разнице времён, о том, почему сейчас не тогда и не «как тогда», и о культурной памяти, о «вечных ценностях», которые не дают покоя, связывая и тут же разрывая эпохи, наделяя полнотой счастья и лишая его (как это и бывает с настоящим счастьем, всегда соединенным с горечью).

Любая идея должна воплощаться и развоплощаться, сливаться с материалом и дистанцироваться от него, овладевать им и преодолевать себя в нём, возвращаясь из него (из своего иного) к себе. Вот «Гиперион» – как раз «далекая» стадия, развоплощенный идеал. Она у нас у всех сейчас с момента крушения «старого порядка».
Br

Назад в Африку



Мир функционирует как несколько конкурирующих ферм по производству афроземлян, соперничающих количеством и спецификациями продукта (слово «качество» тут не совсем уместно). Их разводят сейчас всюду, если не считать, что они саморазводятся, словно мыши и крысы, которые по мнению Аристотеля возникают в родственной субстанции грязи; но даже если так, то откуда столько грязи, что князья из неё так и прут, кто поставщик плодородного слоя, перегноя и тлена с пользительными фекалиями в агропромышленных масштабах?

Россия не исключение, наоборот, один из отраслевых лидеров в указанной индустрии. «Кремль собирает голоса всевозможных афророссиян не хуже, чем Клинтон – голоса афроамериканцев». «Бывший ангольский переводчик Игорь Иванович, ныне топливный магнат, лучший друг африканцев, россиян, и особенно афророссиян, за зарплату по-американски возглавляющий нефтяное ведомство по-советски и искренне ненавидящий всё американское» (*) – по-прежнему путеводная звезда российской политики и экономики. «Сечин спасал негров в Анголе. Сегодня он привычно борется за их права в Москве и окрестностях. Для масштабной постановки дела нужно найти в здешних краях черных друзей (этого) человека в приемлемом количестве, точнее, достаточно произвести кого-то в таковых. Государственная система, любезная Сечину, работает как сервис по фабрикации негророссиян и их последующей социальной защите, видимо, от них же. Только стесняется заметить это» (**).

Collapse )