Br

Критика власти в этом журнале

С учетом того, что средний читатель приходит куда-либо уже заранее всё зная, в частности, легко обсуждает содержание текстов, не открывая их, считаю необходимым отдельно предварительно оговорить: критика конкретных «властей» в этом журнале проводится с нелиберальных позиций.

Collapse )
promo rightview november 11, 2018 03:30 4
Buy for 600 tokens
Вот о ком я хочу сказать доброе слово, так это об италийских чайках. Мне не хватает их тут, в России – этих славных горласто-парящих существ, этих и. о. ангелочков. (Если такое бессмысленное создание, как федеральный комсорг Германии Меркель, считается Ангелой, почему бы мне не величать…
Br

У края-2

И вот мы снова у края. Предыдущий раз топтались тут в феврале 2014-го.

Ленинский перевод империалистической войны в гражданскую снова на повестке дня. С поправкой: империалистическая – холодная, гражданская погорячее будет. Не стоит питать иллюзий: война с Украиной, если до нее дойдёт, должна классифицироваться как гражданская, не как отечественная. Тезис «русские/украинцы – один народ», которым, собственно, и оправдывается вся зацикленность на этом направлении с желанием сигануть «за край», не оставляет возможности для других толкований. Но то, что привлекается для оправдания, выносит приговор.

Из гражданских войн редко выходит что-то хорошее. Победа в них всегда пиррова. В США, как выясняется, рана не зажила до сих пор: даже, можно сказать, в последнее время открылась и кровоточит. В России травматические последствия гражданской войны 1917 – 1922 годов никогда не были преодолены и возвращались регулярно, активизируясь всплывающими из недр проблемами общества и государства: в 1937 – 1942 гг (большой террор 20 лет спустя), снова через 20 лет в 1957 – 1962 (катастрофический надлом XX съезда и самоубийственный антисталинский бунт сталинской номенклатуры), окончательное разрушение 1977 – 1982 гг (последние годы Брежнева, предопределившие все решения, в том числе кадровые, которые привели к окончательной самоликвидации СССР). Можно показать, что корни этих событий идут туда: в первую пятилетку массированных ударов скорпиона по собственной плоти. Сооружение, построенное, словно на песке, на варварстве и хаосе гражданской розни, простояло, качаясь, историческое мгновение, а затем в несколько приемов завалилось набок, далее навзничь.

На полях гражданской войны растут лишь сорняки: поднимается цезаризм, запускается машина деградации, которая каждый раз принимает верные, ведущие к смерти решения. Номенклатура потомков гражданских победителей выберет Хрущева вместо Берии и Молотова, а затем законсервирует на 20-летие Ильича № 2, сделает финт Андроповым и через промежуточную станцию Черненко вырулит к Горбачеву. Это неизбежное продолжение «триумфа» 1922, затолканного в глубину души и аукающегося оттуда. Проханов не ошибался, когда чувствовал, что программа «собирания костей» «красных» и «белых» идентична «возрождению» России после обвала 1991 года – однако никакого синтеза, кроме головы Дзержинского на плечах у Александра Невского (или наоборот), так и не возникло, ни с участием писателя, ни без него, и в итоге организаторы известного голосования, что же должно украшать Лубянку, сами пришли в ужас от нарисовавшегося из народной толщи безобразного образа монструозного двуглавого существа. Предпочли кошмару либеральную пустоту.

Вспомнив, что Украина – это то же самое, что Россия без нефтегаза, мы поймём, каков будет исход войны, коли она всё-таки начнется. Несомненно, Украина завоюет Россию. Ибо результатом победного наступления на Киев станет отключение РФ от рынков сбыта нашей главной продукции, в общем идентичное падению ее цены до себестоимости, пресловутых 10 – 20 долларов за бочку эпохи 80-х – 90-х годов. Игра на понижение, которую Москва ведёт в отношении Киева с 2014 года, всеми способами убеждая тамошнее население в никчемности их собственного государства, в их собственной никчемности, в случае «победы» мгновенно обернётся против победителей, когда «опущенный» народ сдастся на милость и через «братский» поцелуй «восстановленного славянского единства» передаст обратно всю заразу, которой его старательно пичкали десятилетие, подводя к капитуляции.

Естественно, стратегия Москвы в данном случае карго-дублирует туповато понятую стратегию Вашингтона в отношении Москвы же того самого периода 80-х – начала 90-х (методами пиара сбить цену актива перед покупкой, «дискредитировать и поглотить»). Кто-то надеется вытащить занозу из сердца, отыгравшись на Украине, воспроизведя применительно к ней позу старшего брата, нависавшего над нами 30 лет назад: кажется, будто пребывание в его шкуре обладает исцеляющим действием, а Хохляндия для того нам и дана, чтобы чувствовать себя хоть с кем-то вожделенными американцами образца 1992 года.

Но так не будет: карго только грузит, но никогда не перезагружает. Позу-то изобразим. Но ничего не изменится, разве что в худшую сторону.

Предложение загрузиться Украиной поступило во все почтовые ящики страны. Лучше бы ещё десять раз подумать, прежде, чем его открывать.
Br

Полезная диагностика

Переживаю не за губернатора штата Нью-Йорк, который попал в эту скверную историю, переживаю за наших дуроломов-конспирологов. Они же уверены, что за разложением Америки скрывается хитрый план. И вместо того, чтобы поставить диагноз врагу, ставят его себе.

«Герой борьбы с COVID-19 и Дональдом Трампом становится изгоем из-за обвинений в сексуальных домогательствах». Перед нами сюжет: карьера одного из самых значительных политиков-демократов растерзана в клочья на ровном месте. «Домогался», понимаешь. Когда-то. По заявлению одной стороны, ничем не подтвержденному. Этого по современным передовым стандартам достаточно, чтобы вывести человека из игры. Куомо больше ни на что не претендует. Но ведь некоторые до сих пор верят, что весь этот левацкий арсенал (расизм + сексизм) применяется технологически избирательно, под чьим-то контролем. Причем демократы – сторона, максимально близкая контролирующей инстанции. В таком случае какого хрена докопались до Куомо, то есть до самих себя?

Это значит, инструментарий пошел вразнос, им пользуется кто-угодно, и сторона, внедрявшая его, страдает от него не меньше консерваторов. Таким образом, правильнее говорить о процессе разложения, который осуществляется самостийно, а не направляется кем-то извне твёрдой рукой: агенты и активисты разложения подвержены ему наряду со всеми прочими; не они контролируют его, а оно контролирует их, потихоньку отправляя на свалку. О чём и шла речь.
Br

Круговорот

Как уже говорилось, нет такой дури, в которой мы уличили бы «вероятного противника» и не воспроизвели бы затем у себя, причмокивая от удовольствия, со словами «ну и что, они там давно у себя эту мерзость творят», «а там ещё и похуже делают», «ваши пиндосы лучше что ли?»

Вот это, видимо, наш ответ на американскую дурную «политкорректность», над которой не зря в России столько издевались – вероятно, всё примерялись, как бы эдак поэффективнее, то есть подурнее её у нас освоить, откопировать и внедрить и, наконец, осенило. К неграм приравняли ветеранов, а их родину СССР – к Афророссии, надо думать.

Читаем: «Президент России Владимир Путин подписал пакет законов, ужесточающих наказание за реабилитацию нацизма и публичное оскорбление ветеранов Великой Отечественной войны. Соответствующие поправки вносятся в Уголовный кодекс (УК РФ) и Кодекс об административных правонарушениях (КоАП РФ). Госдума одобрила эти поправки в третьем чтении 17 марта, Совет федерации — 31 марта. За распространение ложных сведений о деятельности СССР в годы Второй мировой войны, о ветеранах Великой Отечественной войны будет грозить штраф до 3 млн руб., принудительные работы или лишение свободы на срок до трех лет. При совершении преступления посредством СМИ или в интернете штрафы составят от 2 млн до 5 млн руб., либо грозит лишение свободы на срок до пяти лет». And they too????

Насколько же всё тупо-конъюнктурно…

Но с почином. Главное начать, дальше не остановимся. «Напомню о чертовски полезной штуке, которая когда-то называлась «закон об оскорблении величия римского народа». Несколько лет назад я писал об универсальных инструментах, возникающих в любые времена в рамках цезаристской доктрины. Думаю, что «ветераны» – первый нетвердый шажок в логически ожидавшемся направлении. Немногим позже под страхом уголовного преследования запретят «клеветать» на Россию и её многонациональный народ. Тогда попробуй скажи, что от народа ничего не зависит, что он лишен власти, которая вся в руках цезаря и его вольноотпущенников – тут же призовут к ответу. «Это осквернение! В конституции написано, что вся власть у народа, а этот мерзавец утверждает, будто не так! То есть он оскорбляет ещё и Конституцию! Он презирает народ, он презирает основной закон, он отрицает законность и правовое государство! Он жаждет тирании! Убить его как собаку!» И ведь убьют.

А потом убьют их самих, «призывающих к ответу». А потом убьют убивших (таковы константы функционирования популистской революционной аппаратно-террористической машины). А их детям подумается, что что-то во всём этом не так… И они робко скажут себе, что наверно так не должно быть, что это кровавый маразм, что так нельзя жить и подобных неприятностей можно и нужно избежать. Но детям детей неожиданно взгрустнётся и они решат: ить в прошлом были не только недостатки… прошлое недопустимо очернять… надо принять специальный закон о запрете клеветы на живших тогда прекрасных людей, которым нравилось заставлять друг друга признаваться в недостаточной любви друг к другу, родине и прогрессивному человечеству и наблюдать, как мозг вытекает через дыру в затылке… Камера, дубль номер…
Br

Чего не хочет народ?

В крупнейшей российской библиотеке на территории Азии – история, которую можно было бы назвать скандальной, хотя всё остаётся сугубо в академических рамках корректности, уважения к оппонентам и к формальной процедуре. Директор ГПНТБ Сибирского отделения РАН проиграл выборы собственной заместительнице.

Молодой энергичный руководитель, занимавший пост лидера коллектива с 2016 года, видимо, уступит место даме. Его соратники в растерянности. Человек видел свою задачу в том, чтобы подчинённая ему махина успешно вписалась в меняющееся настоящее. Когда-то культовую структуру (сколько и у меня с ней воспоминаний… конца 80-х годов!) пытались родить заново, сделать центром интеллектуальной и общественной жизни, местом комфортного уединения и яркой коммуникационной площадкой одновременно. И она действительно была на слуху последние годы. Но вот оказалось, что голосовавшим сотрудникам это не надо – они хотят, чтобы всё стало как прежде. Как когда-то: тихо, замшело и благодатно. Без гама и суеты выдаём себе книжки и горя не знаем. Кто-то ещё за ними приходит, да и ладно, на наш век хватит. Наука требует тишины.

Подробности очередного российского трагикомического кейса «передовой реформатор/инертное большинство» изложены тут. История украшена как новогодняя ёлка аналогиями со славными эпизодами проявления отечественной идентичности во множестве сфер жизни.

Внизу как вверху – или наоборот? На микроуровне дублируется социальный макроуровень, или напротив макроуровень – лишь обобщение процессов, которые идут повсеместно, где-то подспудно, где-то явно?
Br

Шашни мертвецов

Сижу шутки ради пересматриваю 8 сезон «Игры престолов». Пью виски и думаю: а вот как все эти левые бесконечные уроды вроде colonelcassad, если они смотрели сериал, должны были воспринимать агрессивно-прущих «мёртвых»? Ощутили родное или не успели? Признают «кассады» родственное в шуршащей массе, чей образующий принцип чётко зафиксирован как принцип отрицания индивидуации?

Ибо в сериале мертвые отличаются от живых именно этим: тотальным отсутствием индивидуальности. У мириад покойников одна личность – тот самый с позволения сказать «король ночи», который жутко хрупок и уязвим, как выясняется. Стопроцентная аналогия с Иосифом Виссарионовичем и его последователями, никчемными без него и до сих пор рыдающими, что вождя вороги отняли у них, а они без него – никуда, никак и пустое место.
Br

Ненасытный

«Кто лежит в робе, лысый, в очках на кровати с Библией в руках?

Это я.

С Библией, потому что это единственная книга, которую я смог получить за три недели. А на кровати (суперскандальное нарушение правил), потому что объявил голодовку.

Ну а что делать-то?»

пишет кто-то на странице з/к Навального в Инстаграме.

Странно всё это, очень странно. Вот будто получили они бунт не на улицах, а на зоне, то есть в самом своём сокровенном средоточии, с удивительно подробным освещением событий, которые ожидаемо принимают более ожесточенный оборот борьбы не на жизнь, а на смерть – и что, лучше стало? Или ещё хуже?

Открытое неповиновение в «святая святых» «русской власти», то есть в колонии: это идентичностный шок, когнитивный даже не диссонанс, а разрыв. «Лечится» карцером, принудительным кормлением, какие там ещё существуют инструменты в подобных ситуациях?

И вот сейчас кто-нибудь перестарается не дай Бог по чьему-то чуткому негромкому совету, утихомиривая проблемного зэка и… хоть зажелайся потом здоровья заокеанским коллегам, от лейбла не отмажешься, доказывая, что «не убийца». Зондирование показало, что бирочка оказалась весьма болезненной. Несчастье с Немцовым на улицах Москвы бросало тень, а возможные ЧП в госсистеме ФСИН перстом укажут на главного гражданина начальника, сколько бы Песков ни бормотал, что у нас заключенных много и Кремль ими не ведает.

Мысль о том, что система не способна переварить сдуру заглоченное, сохраняет актуальность.
Br

Мильяра



Скульптурные соколы, которые символизируют нечто важное в этих текстах (*, **), попали в кадр на via Migliara в Анакапри. Я не преувеличу, если скажу, что по совокупности впечатлений это одна из прекраснейших улиц в мире. Я их не так много видел, мировых улиц, но кое-какие в голове держу. В Риме не могу забыть via Coronari, via Giulia и via Baccina, во Флоренции via Tornabuoni, в Париже неоригинально любимое – boulevard Haussmann, в Неаполе Cpaccanapoli. Любимое – это то, куда иррационально стремишься и пройти по чему символически значит: побывать в городе. В Неаполе via Partenope, riviera di Chiaia или via Santa Lucia всяко красивше, чем иные места в дремучей городской глубинке, а via Toledo магистральнее, но вот поди ж ты. Пока не продефилируешь по цепочке улиц мимо монастыря Santa Chiara и далее куда-то туда, вглубь города, считай, ты в нём и не был. А в Неаполе я ещё и (окончательно устыдившись) тихо млею по никакущему Corso Umberto I, и при оказии стараюсь проделать дорогу от Napoli Centrale до Molo Beverello пешочком, не на такси. В Москве патологически люблю, например, Большую Никитскую.

На этом фоне via Migliara на задах у всего известного мира. На отдалённом плане. Это не черный, но сине-зелёный ход к мировому фасаду. На ней, слава Богу, нет перлов современной архитектуры, оригинальных зданий от продвинутых архитектурных бюро или харизматичных старых строений, как на некоторых упомянутых выше локациях. Она вообще очень тихая и скромная улочка. Прогулка по via Migliara – словно прогулка по раю в его простоте вечности. Вот ты начинаешь по ней движение: можно направиться этим маршрутом сразу от фуникулера на центральной площади Анакапри Piazza Vittoria (на начальном отрезке она именуется via Caposcuro), но я чаще выходил на неё прелестным переулочком с piazza Cerio, то есть из самого сердца Анакапри. Пересекаешь могучую транспортную артерию – viale de Tommaso (кто пойдёт, тот поймёт) – и ты уже на пути истинном. Время останавливается, тишина. Ширина жизненной колеи – полтора-два метра. И тебе уютно на древнем «просяном поле», куда ты вступил через тайные в(с)ходы истории. Идёшь и прорастаешь.

Collapse )
Br

Поддавая друг другу

«Нашли друг друга», пишет Латынина, характеризуя катастрофическое сближение Путина и Байдена. Илларионов демонстрирует в отношении американского президента такой же скептицизм, как и в отношении Путина с выводом, что их взаимная агрессия весьма преувеличена. А ведь «На встречных курсах» регистрировался как раз этот парадокс: формально антагонистические силы, развлекавшие вторую половину XX века своим шумным противостоянием, вдруг оказываются неразличимыми в XXI веке и продолжают конфликтовать хотя и яростно, но разве что в порядке непримиримых фракций РСДРП/РКП/ВКП – будто меньшевики и большевики, троцкисты и сталинисты. Чем больше конкурентного пыла, решительных заявлений и бравурных речей, тем меньше различий по существу: вот в чем проблема, она же в какой-то мере и решение. Либералы обнаруживают в себе худшее от социализма, социализм набирается у бывшего противника цинично-потребительских навыков. Утилизаторы мировой власти с обеих сторон поглощают её пирог и встречаются где-то посередине над кучей рассыпанных крошек и воспоминаний. Вот и страна некогда победившего социализма со страной некогда победившего либерализма итогово склоняются навстречу друг другу. Ничья? Можно так думать, если считать, что сокрушить условного противника должен визави. Но нет, всё намного сложнее. Сокрушать будет каждый себя самостоятельно. У другой стороны разве что замысловатая, через наоборот, роль вызова/стимула процесса аутолиза. Соединённые Штаты не особо-то расцвели, утратив такого врага, как Советский Союз. Экс-Советский Союз проиграет вдвойне, лишившись мобилизующей угрозы в образе США (или, что то же, ухихикивая эту угрозу, искусственно сбивая её уровень во внутреннем восприятии, к чему сейчас и направлены усилия агитпропа).

В ноябре прошлого года отождествление Путин/Байден было предметом серии текстов «За кого». Путин – действительно, баловень судьбы: скучный отставной подполковник, нечаянно пригретый славой, дождался не только крушения одной империи, на обломках которой построил… нет, не новую империю, но лишь свою головокружительную карьеру – но и досидел до «рока Валирии» в другой, что теперь помогает ему надеяться на закрепление своих стяжаний на руинах первой достижениями на руинах второй. А Байден и есть имя этого «рока». Условное, конечно. Зато Путин конкретен. Ему бы ставить свечки за перемены, случившиеся на Западе в последние 20 лет. Это его второе суперсчастье. Везение номер два. Но… левый дух самоотречения побуждает пустопорожне истерить перед зеркалом, кто бы оттуда ни выглядывал, Лукашенко или Байден. Сигналить «сам дурак» своему отражению. Заветный левый девиз: ненавидеть «своих» и копировать «чужих»; если и повергать условного «врага», то с единственной целью самолично выполнить гипотетическую негативную программу, вложенную в его уста.

Какой цели добивается наш 68-летний огурчик, развязав кампанию высмеивания в российских медиа 78-летнего старикана? Неужто даёт понять, что не намерен задерживаться в кресле до возраста, отныне официально признанного в РФ возрастом маразма, а заодно шлёт и всем своим возрастным избирателям упреждающий message, каким образом он их оценивает? Ну, тогда Байдену и на том спасибо. Ловко дед деда спровоцировал на публичные онлайн-дебаты об их общей критической уязвимости. В ответ на «убийцу» из Путина полезла по всем каналам такая подворотня, в которой ему и самому не здоровится, а у «россиян» появляется внезапная надежда, что по крайней мере к 2031 году феномен «незаменимого» уж точно рассосётся. Слабость Байдена, на которой настаивают Кремль, Латынина, Илларионов, дискурсивно заразна: она передаётся через океан тем лучше, чем больше о ней говорят в России.
Br

Без бегемотика не обошлось

«Что на самом деле повлияло на внезапную агрессию слонов, еще предстоит узнать, уверен Запашный. Сейчас этим вопросом занимается региональное управление Следственного комитета» – прочитано тут. Хорошо звучит. Прочитав, можно повторить. Вслух. Потом ещё раз. Шикарно. Почти смешно.

Какая интригующая история! Читается навзрыд – и что-то до боли напоминает из нашей антиобщественно-аполитичной жизни. Маркёр – связующее звено из мира в мир – генератор ассоциаций, конечно, феномен СК. Без него слоны не разберутся. Вот когда команды Кремля/ФСБ между собой выясняют отношения, деля делянку, банковской ли сферы/аферы или, скажем, тело/дело Навального («отравить нельзя выпустить»), да рази ж сунется туда наш бегемотик? Сунулся, была история, в битву на Рочдельской между отечественным слоном в погонах и отечественным слоном в наколках, да едва ж потом унёс свой толстый зад. А вот сенсационное вражеское клеветническое расследование о хищениях в ТЭК РФ. И что, зашевелится наш СК (следственный капитал), возбудится в нём чего-нибудь али как? Али как. Но слоники в цирке – отличный повод утвердиться на арене.

Эх, помню, шутил я когда-то о новом названии страны, предлагая аббревиатуру СССК. Актуально ли ещё это? Бастрыкин думал, что обошел все спецслужбы, включив в название органа магическое слово и давая всем понять, кто тут теперь "Комитет". Но потомственно "комитетские" не оценили креатива и попросили товарища на место. Цирк, да и только.