?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

5.

В целях удобства дальнейшего изложения напомню определения терминов, которые используются в этом тексте, равно как и в «Идеологии правого крыла правящей партии», фактически, повторив и дополнив когда-то сказанное в одном давнишнем тексте. Рассмотрим два типа отношения к действительности. Правым будем называть творческое отношение к вещам свыше, исходя из их идеи. Левым – утилитарно-потребительское отношение к реальности снизу, при котором вещи рассматриваются исключительно извне, как готовые данности, лишаются целостности, низводятся до составных элементов, до формообразуемого материала, стремящегося к «свободе». Правое отношение к реальности придает вещам ценность, левое – обесценивает и заменяет ценность ценой. За каждым типом отношения обнаруживается соответствующий тип самосознания, тип самоутверждения-самоопределения субъекта по отношению к самому себе и к вещам. Традиционно сложившиеся значения терминов правое/левое в контексте классификации политических идеологий есть частный случай применения указанных определений, а именно, их применение к реальности «власть». Подчеркну, что власть рассматривается здесь максимально широко, как единый феномен, проявляющийся в политической, экономической и других жизненных сферах. Это позволяет говорить о правых и левых, выходя за рамки политического дискурса (и развивая его), как о человеческих типах, которые воплощают типы самосознания, то есть олицетворяют различие фундаментальной личностной установки.

Итак, революционная ситуация осталась. Она осталась в виде ожиданий масс, недовольных и разочарованных. Она осталась как тень убойного молота, занесенного над головами «тучнеющих» предпринимателей. Она – в атмосфере взаимного недоверия среди тех, кто мог бы образовать правящий слой. На таком фоне мы вступили в эпоху продолжения кризиса, сокращения бюджетных программ, предстоящего «затягивание поясов», возможно, более значительного, чем в 90-х годах или в какой-нибудь Греции.

В чем прав Калашников, проповедуя на всех углах массовые бедствия и «кроваво-красную марь», так это в том, что надо готовиться к ухудшению социально-экономического положения в стране. Готовиться в правильном смысле этого слова. Калашников уверен, что, когда все рухнет, он сможет наловить рыбы в темной воде. То есть ему почему-то должно стать лучше, когда всем станет окончательно плохо. Стандартно несистемный подход, ненадежная игра. Но, может быть, худшего удастся не допустить?

Как там говаривал Гёте Эккерману: «Ненавижу революции: тех, кто их совершает, но еще больше тех, кто их допускает». В действительности, как мы уже говорили, «те, кто допускает» – те же, «кто вызывает». Не вызывали бы, допускать было бы нечего. Но предъявлять претензии, хотя бы исторически-риторически, по большому счету, некому. Мы снова возвращаемся к теме прочности режима. Им сегодня недовольны многие с разных сторон. Все чем-то конкретным. Но главное в том, что власть в современной России никто не считает своей. И все находят для этого свои основания. Путин закономерно вспомнил про «дачников» как ultima ratio. Все, что делает режим, мифологически оправдывается вечно отсутствующими абстрактными «дачниками». Правящего слоя нет. Это даже и не «чекистская корпорация», как показывает пример Черкесова. Нет принципа объединения. Нет реально объединяющих ценностей. Правящий слой раздроблен, распылен, атомизирован, разъехался по дачам. Даже сам Путин – абстрактный символ. Его сила в рейтинге, но его «деятельность» одобряют в той мере, в какой он ни за что не отвечает: ни за одного взяточника, ни за одного милиционера, ни за один наезд на бизнес. Он не власть, он опричная антивласть. Проблема не в том, что некому защищать власть в трудную минуту, проблема в том, что некому править. Никто не считает эту власть своей. Она всем чужая. На всех уровнях. Поэтому она неэффективна.

Так всегда бывает перед революциями, когда левое потребительское отношение к власти достигает максимума. Самоотчуждение власти – следствие левой отчужденности общества от нее, левого отношения к власти вообще как духовно-культурной доминанты. Негативное влияние такой духовной среды проявляется и в экономике. Низкая производительность труда, отсутствие инвестиций, вывод капитала на потребление – отличительные черты экономики загнивающего предреволюционного общества. Самоотчуждение власти означает, что критично много ее носителей заняты своими личными делами, используя «ресурс» власти, и слишком мало тех, кто возвышается до дела власти как личного дела. ИНСОР ошибся: в современном российском обществе основополагающим, имеющим глубокую духовно-культурную природу, является отношение не к сырьевому ресурсу, а к властному. Левая конвертация власти из идеи и ценности в «ресурс», архетипически обнаруживающая себя в идеологической и властно-политической сферах и распространившаяся всюду: таков диагноз нашей социальной и экономической слабости.

Иногда, правда, нас пробуют развлечь и, одновременно успокоить рассказами про то, что «Путин не одинок», «Путин правит в интересах олигархии». С удивительным знанием подробностей рассказывают, как олигархи, наподобие древних евреев, устав от смуты, поняли: им нужно, чтобы их держали в ежовых рукавицах и приняли решение назначить себе «царя». Характерно, что дальнейшие выводы из указанной мифологемы разнятся. Одни считают, что «господство олигархии» вызовет «катастрофу», но тогда не очень понятно, почему олигархи до царя додумались, а для борьбы с катастрофой их сознательности не хватает. Другие уверены, что господство олигархии во главе с Путиным вполне устойчиво при условии явного безразличия и апатии остальной части общества. Однако если мы наблюдаем в подавляемой части общества «безразличие и апатию», не самым верным решением будет искать в «верхах» нечто, отличающееся от этих качеств иначе, чем по форме. Российское общество ценностно не структурировано, в нем нет отдельных сословий со своими духовно-культурными системами. Оно однородно, сверху донизу люди примерно одного происхождения, с едиными, по сути, недостатками и взглядами на жизнь. Нетрудно заметить: всё то, что оппозиция «отвергает» во власти, уже сейчас, на стадии «оппозиционности» в полной мере присуще ей самой, хотя и в менее «проявленном» виде. В то же время следует заметить: и революция – это не что-то, противоположное «безразличию и апатии», это их кульминация.

Пропагандистские концепты, наподобие упомянутых, не убедительны. Данная теория уязвима в двух пунктах. Во-первых, не вполне ясно, в чем состоят коллективные и сепаратные «интересы олигархии» (даже в отношении отдельного человека определять «за него» его интересы трудно, что уж говорить об олигархах), непонятно, каков механизм представления, балансировки и детализации этих интересов. Чревовещание? Да, конечно, Станислав Белковский неоднократно излагал олигархам и Путину их интересы. Если Путин может сформулировать их за олигархов, то чем я хуже, считает Белковский, давно уже с удивительной ревностью стремящийся объяснить Путину и олигархам, в чем состоит их подрывная работа. Во-вторых, неясно, каким образом эти «интересы» становятся для Путина руководством к действию. Олигархи наняли его и, если не справится, уволят?

Институты представления и исполнения в модели «Путин правит в интересах олигархии» пока не обнаружены. Россия – не акционерное общество. Путин – не институт. Священную присягу на верность олигархии он не приносил. Строго говоря, искомыми институтами должны быть для олигархов (и не только для них) современные демократические институты публичной власти. Но у нас они не работают. Может быть, в основе режима – тайная орденская структура, и ключевые решения утверждает, собираясь в кремлевских подземельях, некий капитул? А что, если помимо Госдумы в стране действует другой, полноценный парламент, секретная теневая «палата лордов», представляющая если и не всех жителей страны, то хотя бы тех, кто хочет быть представленным, то есть активное меньшинство, то есть себя? К сожалению, это не так. К сожалению, потому что это означает отсутствие правящего слоя, который выдвигает и постоянно меняет на соревновательной основе если не своего высшего лидера, так хотя бы его министров, как это было свойственно английскому олигархическому парламенту 18 века или римскому аристократическому сенатскому сословию.

Институтов – нет. Но институты есть средство представления уже осознанных корпоративных интересов и не начнут работать прежде, чем эти интересы будут осознаны. Мы же и на этот уровень еще только начинаем выходить. Люди в России заражены левым отношением к власти и застряли на уровне частно-клановых интересов, подняться до корпоративных – для нас прогресс. Осознанные «корпоративные интересы» бизнеса и власти совпадают и называются государственными интересами, но к их осознанию еще надо прийти. Любой человек, работающий в любой форме власти (включая структуры бизнеса), имеет искушение представлять только себя, свои собственные личные интересы (иногда совпадающие с частными же интересами «патрона»). Если это искушение достигает преобладания, если носитель власти не осознал себя как власть, то власть разваливается, разменивается по мелочам, исчезает в стихии коррупции. Наоборот, правое властное самосознание не только создает, «конституирует» власть, но и собирает воедино ее различные проявления и формы, полагает предпосылки для их политической или корпоративной интеграции. Власть есть власть, пока люди, которые призваны ее осуществлять, руководствуются ее собственными интересами, интересами власти как своего дела. Для нас это почти всегда трудно достижимое состояние. У нас страна «наша», а власть всегда «эта», всем чужая. Не ее, а опять же наша трагедия в том, что она ничья. Она – «дачников». Но они на даче. Как уже говорилось выше, таково в России отношение к власти вообще, сущностно русское отношение к ней. Менять положение вещей, формировать социальную базу лояльных сторонников власти придется с учетом данного отягчающего фактора.


6.

Основанный Путиным революционный политический режим представляет собой хрупкую антисистему, которая держится на одном человеке и небольшой группе его помощников и балансирует «околоноля», пока ее слабость уравновешивается социальной слабостью извне. Данное положение неустойчиво, потому что слабость со всех сторон – это хаос, броуновское движение. Изменилось направление ветра, ухудшилась внешняя конъюнктура – послышался подозрительный треск, демонстрирующий пределы запаса внутренней прочности.

Проект «Единая Россия» – один из многих признаков того, что в Кремле понимают опасность ситуации и судорожно принимают меры. Но насколько они последовательны? Недавно Владислав Сурков убеждал представителей бизнеса «слезть с чемоданов», чтобы начать спасать страну, поднимать завалившуюся экономику. Однако такой проницательный человек, как Сурков, должен понимать: призывов мало. Если нужно, чтобы бизнес слез с чемоданов, власть должна слезть с броневика. Собравшимся зачем-то снова напомнили, где их место: «А многие —хоть и владеют миллиардами, получили предприятия задаром». То есть как бы украли же. Но воры всегда «сидят на чемоданах», сколько бы они ни наворовали. В чем смысл этих напоминаний с указанием места возле двери? Какова цель? Не лучше бы запретить министрам с кем попало встречаться на дачах? Разве не с этого конца начинать надо – не с головы?

Начинать надо с пресечения истоков революционной ситуации, то есть с прекращения конфликта внутри потенциального правящего слоя. Выше я пытался показать, каким образом, противопоставляя себя бизнесу, власть подрывает прочность собственных позиций. Коррупция, внутреннее разложение власти – одно из ключевых следствий «вторичного» положения бизнеса в сегодняшней версии эскизного наброска «правящий слой». Иногда приходится слышать фразу «бизнес нанимает власть». Это иллюзорное представление. Власть заставляет бизнес платить, в свою очередь, платя за эту пиррову победу саморазрушением и разложением. Еще значительнее негативные для прочности и эффективности власти последствия, вызванные искусственным усилением левых настроений в обществе благодаря «игре на понижение», которую власть годами (словами и делами) ведет против власти же, каковой для миллионов жителей страны, занятых в частном секторе, являются руководители и владельцы бизнеса.

Ухудшающаяся обстановка требует решительной нейтрализации революционных тенденций, объединения усилий, выдвижения единой программы действий власти, включающей бизнес, на основе ее (власти) правого ценностного единства, как это описано в «Идеологии правого крыла правящей партии».

В эпоху грядущего сокращения бюджетов именно бизнес сыграет основную социальную стабилизирующую роль, и только он способен сделать это. Утверждаю, что в 90-е годы, которые сейчас принято осуждать, бизнес, тогда еще находящийся на самой ранней стадии развития, выполнил эту функцию обеспечения стабильности. Я говорю, разумеется, не об активности «семи банкиров», заигрывавших по очереди с Ельциным и с Зюгановым в 1995 году, речь идет о перенаправлении социальной энергии в конструктивное русло. Не столько социологическое, сколько личное наблюдение: в ту пору было не модно бурчать в адрес президента и правительства, у большинства имелись занятия поважней и поинтересней. Ельцин всем своим видом показывал, что спроса с него нет и не будет. Люди, махнув на него рукой и оценивая вполне по достоинству, стремились зарабатывать деньги. Они не тратили на революционное бурление в интернете и курилках время и силы, которые были нужны им (и их стране) в экономике, на предприятиях, где они работали и делали карьеру. Именно эти люди успешно справились с кризисом, подняв страну в 1999-2000 гг. Десять последующих лет псевдореволюционной болтологии, дискредитации бизнеса, а через него и государства с помощью ТВ и с трибун ощутимо развратили народ. Начав контрреволюционный разворот, стремясь сделать общество более правым и более эффективным, мы должны снова задуматься, как повысить ценность успеха и карьеры, придав им правую интерпретацию, увеличить ответственность людей перед предприятием, где они работают, и их желание сделать его сильнее.

Давайте вспомним, как, опираясь именно на эти ценности, Америка выбиралась из кризиса 70-х годов, вызванного психологическим надломом после неудачной вьетнамской войны, Уотергейта, провалов слабой администрации Картера. Обратим внимание на внутреннюю взаимную обусловленность этих ценностей и: а) рейгановского патриотизма, б) успешного укрепления военной мощи, в) роста авторитета правительства (вопреки внешнему формальному слогану о минимизации его роли), г) замены в общественном сознании культовых образов левого бунтаря 70-х и «хиппи» 60-х образом «яппи» 80-х. В рамках правой программы переоценки ценностей (за подробностями снова возвращаю к тексту, выложенному здесь) личный успех, успех компании, успех страны – глубоко связанные, а не противоречащие друг другу вещи. Проявлением идеологического безумия выглядит тенденция к романтической канонизации на разные лады «суверенно-духовного» «левого бунтаря», гордого своей «антибуржуазностью». Что даст и зачем нужен России 2000-х годов этот персонаж, ответственный за все провалы Запада, начиная с 70-х годов?

Бизнес – это огромная школа управленческих и лидерских навыков, аккумулирующая нерастраченную человеческую энергию, школа, с которой не сравнятся никакие искусственно созданные образования. Если эта энергия в обществе есть, ее не направить, в обход бизнеса, непосредственно в русло быстренько на коленке скомпонованного «гражданского общества». На этой дурной силе «социального протеста», больного неудовлетворенного честолюбия пахать надо, она должна трудиться не на митингах, а в национальной экономике. Ей надо дать продуктивный выход, перевести из больного состояния в здоровое. Можно «отсечь» на ценностном уровне бизнес – то есть эту школу элиты и этот резервуар энергии – от государства, но зачем? Чтобы потом гордиться, сколько прекрасных кадров выдвинуло во власть движение «Наши», как об этом пишет Павел Данилин? Ну, предположим, движения «Наши» и «Молодая гвардия» – отличные, профессионально организованные проекты. Полезные, нужные обществу на данном этапе etc. Сделать «нашим» российский бизнес – более трудная задача. Но это лучшее, что сейчас можно придумать.


7.

На первый взгляд, план сокращения социальных расходов, который неизбежно придется осуществлять Путину с 2011 г., – не что иное, как типичный правый план. Само время, которое когда-то славянофильствовало, теперь вынуждает нас праветь, но только не в смысле движения к варианту общественного устройства, который кажется желательным «утопистам» наподобие Бориса Немцова – левым, пытающимся подделать правые лозунги. Страна сталкивается с необходимостью принятия решений, которые обретают смысл и могут быть реализованы в рамках правой, и именно поэтому не либеральной социально-политической стратегии. Затягивать пояса предстоит на всех уровнях. Это касается не только зарплат, но также бонусов и дивидендов, как, впрочем, и расходов на импортные предметы роскоши, через которые деньги уходят из страны (любые траты на российскую продукцию, напротив, нельзя ограничивать, потому что они обеспечивают движение денег и работу экономики). Последнее невозможно обойти: если мы хотим сохранить социальную стабильность и объединить общество, потребуется больше социализма, чем есть сейчас. Важно, чтобы он находился под контролем, то есть рассматривался в рамках правой программы, приветствующей собственность и конкуренцию, а не вне ее.

С одной стороны, образ будущего, вынужденно соединяющего элементы капиталистической и социалистической программ, побуждает обратиться к известным идеологическим проектам европейского консерватизма. С другой стороны, эскиз социально-экономического устройства, который просматривается в итоге как наиболее перспективный и реалистичный, заставляет вспомнить классический протестантский производительный капитализм, с его дисциплиной, бережливостью, жесткими нравами. У нас появляется шанс присмотреться к нему более внимательно и оценить на практике, вместо того, чтобы слушать россказни о нем от преподавателей ленинизма, ставших теоретиками «особого духовного выбора российской цивилизации» или либеральных могильщиков правого дела.

Величайшее безумие российской жизни заключается в том, что, вводя капитализм, политики 90-х не потрудились сделать ничего, чтобы объяснить согражданам, что это такое. В эксплуатацию сдали, инструкцию не приложили, только набор картинок из брэндбука. Экономический принцип современного капитализма, запущенного в империалистической Европе XVI века, – «безграничный рост капитала» – транслируется на уровень конкретных менеджерских решений как «императив дела», как культ дела. Дела, бесконечное возрастание масштабов которого есть цель в себе. Современный капитализм, который нам еще предстоит построить, в отличие от капитализмов прошлых, допротестантских времен, изначально аскетичен, потому что формулирует требование руководствоваться интересами дела и только дела, подчиняя им всё «слишком человеческое». Да, капитализм внутренне противоречив, ему нужны покупатели, культ потребления – его типовой инструмент с огромной отдачей и побочным действием, чье применение разлагает капитализм изнутри, лишая его энергии и воли, снижая эффективность. На пике потребления обычно наступает кризис, и это в том числе кризис слишком высоких зарплат и роста издержек. Ну, и что это доказывает? Жизнь вообще циклична. Важно видеть и понимать всю полноту явления, а не его витринную сторону, которая как раз в данном случае является левой. Она-то и привлекла к себе максимум внимания. Капитализм как умение много и хорошо работать изначально никого не интересовал и не интересует.

Беглый просмотр ЖЖ демонстрирует множество тех, кто по-прежнему уверен: капитализм – это по-определению, а не в варианте его местной адаптации «культ наживы», «культ потребления», «прибыль любой ценой» и т. д. Набор убогих клише газеты «Правда» 70-х годов когда-то был призван объяснить, по какой причине мы первыми полетели в космос, а наши советские колбаса, автомобили и стиральные машины лучшие в мире. Вот почему он описывал общество, заведомо ни на что не способное, во всем проигрывающее советскому, состоящее из морально уродливых завистливых людишек, которые ненавидят друг друга и норовят любыми способами ограбить-облапошить. Воображаемое общество, которое десять-пятнадцать лет спустя неожиданно и с катастрофическими последствиями оказалось предметом подражания. В 1989 г. агитпроп, который специализировался на поношении капитализма, «перестроился», но не сумел сказать народу о капитализме ничего нового, кроме того, что уже «знал», лишь поменяв у всего этого оценочный знак. Так десятилетия гнусной пропагандистской лжи о других не прошли для нас даром: ложь вернулась и отравила нашу собственную жизнь, став руководством к действию. Людей, которые работают в экономике, миллионы, и вряд ли отделы персонала и топ-менеджеры российских компаний успели преодолеть ущерб, наносимый экономике этой ложью, тем более что она ежедневно обновляется усилиями телевидения (сериалов, изображающих исключительно бандитский бизнес), политиков-популистов и дублируется в интернете.

«Строить капитализм» – по-прежнему актуальная задача. Это не просто. Это не значит – копировать европейские социальные институты, это значит копировать европейский путь к этим институтам, избегая ошибок, совершенных на этом пути. Жизнеспособной во время кризиса будет версия «капитализм 3.0», отличающаяся от западного «капитализма 2.0» XX века и от нашего «капитализма 0.5». Но не исключено что эта версия будет ближе к версии 1.0, развернутой в более иерархизированном обществе, чем сейчас, и совместимой именно с ним. Большинству придется меньше болтать и потреблять, но больше работать. В свою очередь, люди, которые составят государственный слой, правящую корпорацию, предъявят к себе более жесткие требования в плане дисциплины, приверженности корпоративным интересам и ценностям власти. Бизнес, выступающий в рамках правой контрреволюционной программы единым фронтом с властью, конечно, должен психологически измениться. Бизнес должен научиться выступать на национальном уровне от имени «ответственности», не от имени «свободы», то есть, собственно, так, как он и привык делать это на своей территории (ведь не о «свободе» же говорит руководитель компании, обращаясь к сотрудникам или подписывая контракт с руководителем другой компании). Именно таков признак включенности бизнеса в правящий слой, благодаря чему «вертикаль власти» впервые становится вертикалью, а не знаком вопроса.

Что можно сказать о социальной защищенности в этом посткризисном обществе минимума слабого и неэффективного социального «государства слабых», максимума сильного и эффективного «государства сильных»? Люди должны приобрести привычку заботиться о себе сами, действуя изнутри вертикали власти, а не пытаясь «нагнуть» ее извне. Они должны заботиться о себе, заботясь об интересах предприятия, где они работают, научиться достигать реализации своих интересов не вопреки, а в рамках интересов этого предприятия. Грубо говоря, работать надо хорошо, тогда и будешь защищен.

Каким будет государство людей, которые научатся поступать и мыслить таким образом? Наверное, его следует охарактеризовать как противоположность левой антисистемы маленьких вороватых революционных человечков на всех уровнях, воспетых либерализмом и мобилизованных идеологами 2000-х, каковой государство пытается быть в наше время. Государство как фактор риска, как антипод системности, замыкающее напрямую на себя миллионы вырванных из контекста люмпенизированных «борцов за справедливость», чтобы рано или поздно захлебнуться в их скрытой или явной оппозиционности, – освободит место правому «имперскому» государству, которое выступает системой систем и синонимом силы.

Напомню, что скрытая оппозиционность, которая имеется здесь в виду, называется коррупцией и низкой производительностью труда, как я писал об этом в «Идеологии правого крыла правящей партии», явная же, гораздо менее опасная, дает о себе знать на митингах и форумах. Пока усилия власти состоят в том, чтобы загнать оппозиционность внутрь и вглубь, переведя ее в скрытую форму, благодаря чему нездоровое неэффективное общество эволюционирует к тому состоянию, когда возникнет потребность в услугах реаниматора. Идеологи и политтехнологи режима действуют в рамках отведенных им полномочий. Однако Путин все еще может применить более серьезные инструменты, дать сигнал к глобальной реорганизации антисистемы, поскольку у него сохранилась способность обратиться к обществу от имени правых ценностей, как об этом говорилось здесь:

«Авторитет, которым сегодня располагает Путин, растает… если вовремя…не отконвертировать его… перейдя от популистского языка к той тональности диалогов с народом, которой десятилетиями придерживались руководители, например, в Сингапуре. «Простой человек» еще способен эволюционировать в субъекта, создающего свою страну, если перестать рассказывать ему детские убаюкивающие сказки про то, что «чаяния и заботы рядового гражданина наша главная цель и задача». «Простому человеку» нужен подлинный лидер, который, обращаясь к нему, не сюсюкает, а включает его в систему власти, ставит ему задачи и предъявляет требования, освященные высшими ценностями».

Авторитет Путина, а не авторитет Медведева, – фактор, удерживающий власть в России от окончательного распада в том состоянии между и не жизнью, и не смертью, в котором она пребывает. Этот же авторитет, переведенный с левого популистского языка на правый (не обязательно проигрывающий в популярности, утверждаю я), может объединить народ и «знать», чтобы послужить точкой опоры и отправным пунктом при поиске путей реорганизации антисистемы. Путин-I стоял у истоков революционной ситуации. Только Путин-II способен свести ее на нет, нейтрализовав ее идеологов, ее бесчинствующих штурмовиков-опричников из охранных структур, ее бесчисленных добровольцев-энтузиастов. Путин морально обязан вернуться и сделать это.

Окончание. Часть 1, Часть 2
promo rightview june 18, 17:14 5
Buy for 600 tokens
В этом блоге мы занимаемся главным образом детализацией того, как самосознание порождает социально-политическую реальность. В частности, как левое самосознание общества порождает власть, отчужденную и от него, и от себя. Как кастрированная этим самосознанием власть утрачивает способность…

Comments

( 28 comments — Leave a comment )
pybikon
Jun. 29th, 2010 05:14 am (UTC)
Вывод из статьи сделал такой -
Народ должен помочь власти и капиталу - заставив себя больше работать, за гроши.
Власть и капитал должны помочь друг другу держать этот народ в узде.
Благие намерения - власти и капиталу не воровать и думать о народе.

При сегодняшней власти - всё это утопия и пока народ её не сменит,ничего хорошего ожидать от неё не приходится. Все программы власти являются мишурой и дымовой завесой за которой количество миллионеров удваивается,а жизнь народа ухудшается.
Капиталисты, зная, что их капитал ворованный,не вложат ни копейки в Россию,заранее зная, что его заберут,когда придёт час,те кому это принадлежит по праву.
rightview
Jun. 29th, 2010 06:37 am (UTC)
- Да, "народ, который надо заставлять работать", - надо заставлять работать. И делать это будет "народ, который не надо заставлять работать". Всё верно. Учиться работать, вместо того, чтобы "делать революции" - это самое необходимое сейчас для России.

- Власть не должна "думать о народе" в смысле "как его, родного, который не хочет работать", накормить-напоить. Об этом вы должны сами думать и возможностей для этого, уверяю Вас, сейчас предостаточно.

- Вы пишете:

"Благие намерения - власти и капиталу не воровать и думать о народе. При сегодняшней власти - всё это утопия и пока народ её не сменит,ничего хорошего ожидать от неё не приходится."

Пока в обществе преобладает то, что я назвал левым, потребительским типом отношения к власти, существующая в нем власть всегда будет воровать вместо того, чтобы властвовать. Но Вы это "левое потребительское мышление" демонстрируете в полном объеме. Меняться, отказываясь от привычных представлений о жизни, Вы не хотите. Поэтому ничего Вы не "смените", всё будет по-прежнему. Имеете то, что заслуживаете. Имеете ту власть, которая логически прямо вытекает из Вашего образа мыслей. Все Ваши революции приведут к замене одних воров на других, не говоря уже о том, что страна потеряет лет 15-20 в развитии, которые потом придется наверстывать опричными методами, то есть пинками и кнутом.

Edited at 2010-06-29 07:58 am (UTC)
74016000
Sep. 2nd, 2010 02:47 pm (UTC)
Я ОЧЕНь внимательно прочитал текст - все три части. В тексте есть несколько удачных мест - там, где речь идёт о предреволюционной ситуации и её особенностях в исторической перспективе. Но всё остальное, особенно заключительная часть - это просто катастрофа! Я очень прилежный ученик, и меня всё ещё не покинула надежда, что люди, которые умнее меня, и видят дальше, и мыслят яснее.
Ваша заключительная часть повергла меня в уныние. По сути, всю её нужно было бы написать в условном наклонении, начав со слов "если бы у нас был другой народ..." и продолжив о необходимости протестанского отношения к труду и успеху. Но Вы, я надеюсь, знаете, что у нас православие уже практически возведено в ранг государственной религии, что в народном сознании укрепилось вменённое православной моралью убеждение, что "от трудов праведных не построишь палат каменных"? Вам не приходило в голову, что лозунг "религия - опиум для народа" возник не на пустом месте, и что многие успехи первых пятилеток связаны с тем, что православная мораль была "вне закона"? Я уже не вдаюсь в такие теории как географический детерминизм, согласно которому на этой территории, а соответственно с этим народом, только православие имело шансы на укоренение. Я боюсь, что власть, вопреки Вашему желанию, решила, что православие и народность - это и есть путь к процветанию. Она, правда, забыла сказать населению, что РПЦ со времён Петра - филиал тайного отдела, но и не надо - ввести закон Божий в школах, перенаправить поток учеников из ВУЗов в ПТУ - там, глядишь, и управляемость народом повысится.
Призрак Чернышевского пролетел мимо меня, когда я читал Вашу статью. За Чернышевским пробежал Гоголь с Маниловым под мышкой, Манилов держал в кармане фигу и показал мне язык...
rightview
Sep. 2nd, 2010 04:17 pm (UTC)
"Но Вы, я надеюсь, знаете, что у нас православие уже практически возведено в ранг государственной религии"

Да нет еще, не знаю. Думаю, что это преувеличение.

"Я уже не вдаюсь в такие теории как географический детерминизм, согласно которому на этой территории, а соответственно с этим народом, только православие имело шансы на укоренение."

Такие теории, подтвержденные фактами, мне неизвестны.

"Но всё остальное, особенно заключительная часть - это просто катастрофа!" "Призрак Чернышевского пролетел мимо меня, когда я читал Вашу статью. За Чернышевским пробежал Гоголь с Маниловым под мышкой, Манилов держал в кармане фигу и показал мне язык..."

Интересно, образно, но не по существу. Я делаю конкретные утверждения и стремлюсь обосновать их. Вы вроде бы с чем-то несогласны, но с чем, остается догадываться. Гоголь с Маниловым под мышкой - мне это труднее представить, чем Василию Ивановичу корень квадратного трехчлена. А что он у него под мышкой делает?
74016000
Sep. 2nd, 2010 10:09 pm (UTC)
Вы плохо обосновываете свои утверждения, давая рецепты, принципиально невыполнимые в России - типа необходимости протестантского осознания труда русскими - боясь признать очевидное - существующее мировоззрение большинства населения страны позволяет России оставаться единой только в условиях любого вида диктатуры.
Россия социально деградирует ради сохранения территориальной целостности. И только таким образом она может хоть как-то замедлить свой неминуемый распад. Население согласно на любую диктатуру ради продления державного мифа. И уже ни о какой модернизации речи не идет. Русская цивилизация пропила свою зрелость и скатилась сразу в мемориальную фазу, после которой произойдет диффузное замещение этноса, его размывание. А вместе с ним размоются и границы.
Задумайтесь над этим.

Чтобы этого не произошло, нужна не модернизация власти, не единение ее выродившихся элит, а колонизация страны, ее признанное ей же самой цивилизационное поражение - с вымыванием из народной башки державной дряни и языческо-православной дремучести. Исторические примеры Вам, надеюсь, известны. Но этого не может быть, потому что не может быть - не та величина, не та география. Только в кошмарном сне потенциальным модернизаторам может привидеться такая задача, а потому стране просто дадут тихо помереть.
И если все обойдется без крови, голода и эпидемий, я не буду плакать по государству.
Возможно только через распад с последующей сборкой модернизированных частей и проходит кратчайший путь России в будущее.
rightview
Sep. 3rd, 2010 07:37 am (UTC)
На самом деле, все вопросы, которые Вы обозначаете в своих комментариях (в том числе идущие ниже) предусматривались в тексте, который Вы «внимательно читали» и в текстах с ним связанных. Отвечая Вам, я повторяю только то, что там уже есть, но осталось отнесено Вами к категории «много букв».

«боясь признать очевидное - существующее мировоззрение большинства населения страны позволяет России оставаться единой только в условиях любого вида диктатуры.»

Почему же я должен «бояться» это признать, если это написано на всех официальных флагах, которыми сейчас размахивают в России, и ещё более горячо утверждается двумя третями оппозиции? Разве что из боязни быть скучным? Это наш идеологический мэйнстрим. Либеральная оппозиция на свой лад подтвержает эту парадигму, желая России признания «цивилизационного поражения» и распада, считая отрезание головы лучшим средством от мигрени/диктатуры.

«Россия социально деградирует ради сохранения территориальной целостности. И только таким образом она может хоть как-то замедлить свой неминуемый распад. Население согласно на любую диктатуру ради продления державного мифа. И уже ни о какой модернизации речи не идет. Русская цивилизация пропила свою зрелость и скатилась сразу в мемориальную фазу, после которой произойдет диффузное замещение этноса, его размывание. А вместе с ним размоются и границы. Задумайтесь над этим.»

Я бы задумался. Но над чем? Над мыслью о том, что социальная деградация с последующим «диффузным размыванием» границ есть способ сохранения территориальной целостности? Давайте уж лучше я помедитирую о круглом квадрате. Привести свои мысли в систему можно и нужно. Эта работа требует усилий. Но надо их время от времени прилагать. Неправильно оставаться на уровне сочетания обрывков различных нахватанных из разных источников идеологем вроде «языческо-православной дремучести» или «азиатского феодализма с его тягой к абсолютной власти». Вот Вам ссылка: http://magazines.russ.ru/continent/2009/141/aa10.html. Там, по крайней мере, есть попытка привести оппозиционно-пессимистические взгляды на российские перспективы в систему и не валить в кучу всё, что где-то в ухо влетело, то есть попытка поставить диагноз, а не писать под видом такового что-то вроде «гепатит мозговых оболочек» или «артрит дыхательных путей».

«Чтобы этого не произошло, нужна не модернизация власти, не единение ее выродившихся элит, а колонизация страны, ее признанное ей же самой цивилизационное поражение - с вымыванием из народной башки державной дряни и языческо-православной дремучести.»

Чтобы чего «этого» не произошло? Чтобы страна не распалась, нужно перестать думать о ней как о едином целом (= державе)? Или, наоборот, чтобы она распалась, нужно перестать о ней так думать? Вы разберитесь сами, в чём цель. Должен заметить, кстати, Ваши комментарии для апологетов самой тупой и бездарной диктатуры в России просто бальзам на душу. Они примерно так и «аргументируют» по голове любителям свободы: «да, как же, дай вам свободу! Зачем свободу тем, кто через слово путается, то ли к развалу страны нужно стремиться, то ли к сохранению. Широки вы больно, заузить бы для начала».

По поводу «державной дряни»… Тот, кто так говорит, заведомо определяет себя как, извините, «низшие слои населения», независимо от уровня заработка. Это и есть главный отличительный признак не-элиты и анти-элиты. Я с народом общаюсь ежедневно. Вот чего-чего, а «державного мифа» я у него в башке не обнаруживаю. Для народа это типичная абстрактная «дрянь», причем та дрянь, которая им всё время что-то должна. Даже когда люди «не против» «державы», делать они ничего для неё не собираются, ждут, когда она для них что-то сделает. Это патриотизм сродни футбольному «болению». Игра. Не больше. Что и зачем Вы намерены "вымывать", Вам самому-то понятно?

74016000
Sep. 3rd, 2010 09:23 am (UTC)
Ну, спасибо Вам, что Вы меня классифицировали и отнесли к определённому слою. Вполне человеческая реакция на указание, что за многословием скрываются никчемные рецепты и откровенные благоглупости, а порой и махровая маниловщина.

Вы не слышите того, чего не хотите услышать. У вас странные представления о задачах государства. Вы не открыли ничего нового, но за неимением идей, повторяете мантры о некоей элите, определить границы которой можете только в приложении к бизнесу, который должен заставить работать нселение по образцу протестантов.
У Вас такой салат в головушке и такая глухота на оба уха, что вся функция Вашего мозга свелась к выискиванию в текстах оппонентов логических, как Вам кажется, несоответствий. Вы упёртый формалист, относящий себя к элите. В этой своей упёртости и вертлявости, Вы закаменели, подобно Розанову, не в состоянии выбраться из сколупы собственных страхов хоть как-то поляризоваться и дать повод собеседнику ухватиться хоть за одну последовательную и небесплодную мысль в Ваших рассуждениях, могущую привести к настоящей интеллектуальной ответственности. За Вашей многоуровневой эшелонированной обороной, за всем этим жалким синтаксисом, скрывается обыкновенная трусость. Ваше отношение к предмету "как к искусству", а не как к "обьекту потребления" - не признак причастности Вас к элите и конструктивному правому лагерю, который Вы сами выдумали и лелеете, а простой самогипноз, под которым легче переносить собственное незнание, а в остатке - примитивный эгоизм и самолюбование.

Я знаю, что Вы не обидитесь на меня за эту мою реплику и знаю, что ничего из неё не почерпнёте.
rightview
Sep. 3rd, 2010 10:07 am (UTC)
"Вполне человеческая реакция"

Опять же согласитесь, что я Вас отнёс к слою "управляемых" исключительно в той мере, в какой Вы сами себя к нему отнесли репликой про "державную" чего-то там. На основании конкретных утверждений по конкретным пунктам комментируемого текста я всего лишь навсего показываю Вам Вашу нелогичность. И, поскольку показать ее несложно, обижаться мне на Вас по поводу Ваших недоказуемых произвольных суждений не вижу никаких причин.

"У Вас такой салат в головушке и такая глухота на оба уха"

"за многословием скрываются никчемные рецепты и откровенные благоглупости, а порой и махровая маниловщина"

Поскольку эти ничего не значащие фразы можно с равным успехом адресовать кому-угодно и когда-угодно (в частности, я их точно так же голословно могу сказать про Вас), я их не воспринимаю всерьез. А вот "за державу обидно" :)

Что же касается нелогичности, то, это еще со времен Ницше известно, она не повод для отнесения людей к тому или иному социальному слою. Не грустите.

Edited at 2010-09-03 10:13 am (UTC)
rightview
Sep. 3rd, 2010 10:24 am (UTC)
"в этой своей упёртости и вертлявости, Вы закаменели"


Как почти уже немец Вы меня, конечно, ещё раз извините за эту чисто русскую дотошность и пунктуальность, но... как можно "закаменеть в вертлявости"??? Бррр... Всё Ваше мышление - это жуткий набор самопротиворечий.
74016000
Sep. 3rd, 2010 10:52 am (UTC)
Я надеюсь, что Вы простите меня за мою резкость, тем более что я уже многому из нашего разговора научился :)
74016000
Sep. 3rd, 2010 11:10 am (UTC)
Вот отрывок из приведённой Вами в качестве примера статьи:

"Духовные коллизии, столкновения полярных смыслов, конфликтность как принцип, лишь постепенно переходящая в диалог взаимодополнений, — вот стратегия смыслообразования, из которой родились и европейский гуманизм, и европейский рационализм, и европейская диалектика, и, в широком смысле, вся европейская гуманистическая антропология".

Я, как "почти уже немец", чувствую, что именно так и надо вести диалог :)
rightview
Sep. 2nd, 2010 05:21 pm (UTC)
"Ваша заключительная часть повергла меня в уныние. По сути, всю её нужно было бы написать в условном наклонении, начав со слов "если бы у нас был другой народ..."

Если бы у нас был другой народ, говорить-то как раз было не о чем. Даже в Европе говорить об отношении к успеху и труду, с которого начинался капитализм, необходимо в той мере, в какой это отношение постепенно утрачивается.

Edited at 2010-09-02 05:31 pm (UTC)
74016000
Sep. 2nd, 2010 07:12 pm (UTC)
Мне вот интересно...
Каковы же, с Вашей точки зрения признаки того, что "отношение к труду в Европе утрачивается"?
Я вот тружусь в Европе уже больше 10 лет в поте лица - в науке и практической медицине, ежедневно общаюсь с пациентами из всех социальных слоев, и мне Ваше мнение интересно.
rightview
Sep. 3rd, 2010 04:18 am (UTC)
Re: Мне вот интересно...
"Каковы же, с Вашей точки зрения признаки того, что "отношение к труду в Европе утрачивается"?"

Отношение к успеху и труду, о котором мы говорим, не свалилось с луны, не существовало "всегда" как социальная доминанта, но появилось (или получило преобладание) в результате определенных духовно-культурных тенденций. Эпитет "протестанский" же там не случайно фигурирует. А где сейчас то протестанство? Духовный прорыв, который привел к глобальным изменениям в мышлении, чем дальше, тем глубже в прошлом. Любая вещь, отрываясь от истоков, слабеет. Добавим сюда ещё и фактор, связанный с миграцией в Европу населения, которое вообще никакого отношения к её прошлому не имеет. Запад утрачивает корни. То, что произросло из этих корней, существует по инерции, постепенно вырождаясь. Запад конца XX совершил массу ошибок, поддавшись социалистическому популизму (прямо противоположному ценностям, о которых мы говорим), ликвидировав значительную часть своей промышленности и создав себе конкурента в лице Китая. Он охвачен самоотрицанием, хотя и в меньшей степени, чем Россия. Если бы во главе Европы и США продолжали находиться люди, подобные Тэтчер, я мог бы допустить, что Запад по крайней мере пытается себя "не утратить". Сейчас же всё заставляет говорить о том, что он, наоборот, "пытается утратить". Просадить наследие непросто. Но если постараться, задача решаемая.
74016000
Sep. 3rd, 2010 08:35 am (UTC)
Re: Мне вот интересно...
Когда-то, возможно, метеорит осеменил Землю жизнью, но мы не молимся метеориту. У Вас очень упрощённое восприятие роли протестантизма в формировании западной трудовой философии. Достаточно посмотреть на карту распространения протестантизма в современной Европе, чтобы убедиться в том, что протестантизм, задав определённые "правила игры", опирается сегодня на многоконфессиональное общество. Таким образом, выполнив свою миссию, он не пропал, но стал системой не религиозных, а административно-управленческих взглядов, которая легко уживается с рядом непротестантских течений. К сожалению, православие не входит в их число. Будучи безусловной основой буржуазных революций в Голландии и Англии, он чисто хронологически плохо обьясняет, почему уже в 16 веке Голландия, как пишет Гнедич в "Истории искусств", была передовой страной с развитым сельским хозяйством, современной системой ирригации, судоходством, строительством дамб. Нельзя всё списывать на религию и её философию. Безусловно, религиозная реформация имеет под собой этническую основу. Безусловно и другое - католические Франция и Италия, католические области Германии и Австрии никак нельзя назвать отсталыми. Ситуация же в самой Германии очень мозаична. Я, например, живу в католическом Зауэрланде - горном и бесплодном, который католики превратили в рай на земле. Я не очень замечаю здесь снижения позывов к труду. Количество семейных предприятий и известных брендов зашкаливает. В Гельзенкирхене я тоже жил в католическом посёлке, который граничил с протестантскими кварталами. Жители этих частей города, живя бок о бок десятилетиями, не общаются друг с другом. Это не мешает им работать на одних и тех же предприятиях и обеспечивать мировое лидерство Германии по экспорту, которое она только в этом году, с незначительным отставанием, уступила Китаю.
Вы плохо себе прадставляете современную внутреннюю динамику западного общества, его очень низкую болевую границу, после которой оно начинает активные действия. Сейчас активно урезаются пособия по безработице, высылаются на родину цыгане, ведутся очень болезненные дискуссии о роли ислама в низкой интегративной способности его носителей, ведётся динамичное переобразование населения, потерявшего работу, реформируется система образования. И при всём том сохраняются очень высокие инфраструктурные стандарты. Если бы Вы видели, что западные немцы принесли в Восточную Германию, Вы бы уныли окончательно, придя к неутешительному выводу, что не религия и не определяющаяся ей трудовая философия, а национальная генетика определяет стиль жизни нации и путъ этноса.
Можно, конечно, испытывать пессимизм по поводу перспектив запада, размышляя о нем из России. Не забывайте только о том, что является критерием истины :)
rightview
Sep. 3rd, 2010 09:52 am (UTC)
Re: Мне вот интересно...
"Вы бы уныли окончательно"

А почему Вы всё время приписываете мне своё уныние?

"национальная генетика определяет стиль жизни нации и путъ этноса"

Если генетика всё определяет, то какие изменения в генетике привели к радикальному изменению образа и темпа жизни, которое получило название "капитализм"?

Я как раз не отождествляю капитализм и "протестантизм". Посмотрите внимательно: я нигде этого не утверждаю. Считаю протестантизм наиболее ярким маркером, указывающим на определенные процессы в самосознании европейской элиты. Но это - процессы, свойственные именно западному мышлению.

"Если бы Вы видели, что западные немцы принесли в Восточную Германию, Вы бы уныли окончательно, придя к неутешительному выводу, что не религия и не определяющаяся ей трудовая философия, а национальная генетика определяет стиль жизни нации и путъ этноса"

Снова Вы себе противоречите. У западных и восточных немцев были разная генетика или разная трудовая философия?

Но даже если в основе генетика, что будет с американской и европейской генетикой через 50 лет? Обратите внимание: речь не о судьбе Германии или Норвегии. Живите и работайте в Зауэрланде, на здоровье, но не позволяйте собственному восторгу по поводу данного факта заслонять Вам очевидность того, что Ваша немецкая глубинка не есть площадка, откуда видно всё, что происходит в США, Франции и других странах. Из России-то виднее :))

74016000
Sep. 3rd, 2010 10:47 am (UTC)
Re: Мне вот интересно...
Арнсберг, в котором я живу - один из исторических правительственных центров Германии. Отсюда правили и Кёльном, и Дюсселдорфом. От меня 15 минут езды до Дортмунда, а значит и до Рурского бассейна, крупнейшего в Европе промышленного конгломерата с 18 миллионами населения. От меня 2 часа езды до финансового центра Германии Франкфурта, 6 часов до Парижа, 4 часа до Амстердама. По своим делам я часто бываю в Берлине, Мюнхене, Гамбурге, общаюсь на конграссах с коллегами не только на профессиональные темы, но и по вопросам политики, экономики, демографии. Не обижайтесь, но немецкая, французская, английская и американская медицинская профессура, доцентура, директорат клиник и поликлиник, равно как и менеджмент трансконтинентальных фармфирм и фирм, производящих высокотехнологичное оборудование, гораздо убедительнее Вас говорят о проблемах своих стран и выражают настроение элит. У меня есть масса знакомых по всему миру, с которыми я поддерживаю отношения, я много где бываю и много чего читаю и слушаю не по русски.
Поэтому я уважаю Вас, конечно, за Вашу способность видеть, как я живу, из Москвы, лучше чем я сам, но общаюсь я с Вами только потому, что убеждён в своей неспособности видеть русскую действительность во время своих редких и коротких визитов на родину лучше, чем не покидающий её абориген.

И да, я обеспокоен тем, что будет с европейской генетикой через 50 лет, но наблюдаемое мной управление Германией даёт мне надежду, что здешнее общество с ситуацией справится.
rightview
Sep. 3rd, 2010 12:29 pm (UTC)
Re: Мне вот интересно...
"гораздо убедительнее Вас говорят о проблемах своих стран"

Не скромность, а отсутствие необходимости много о том распространяться побуждает меня молчать о моих контактах по бизнесу. Хотя в силу его специфики, связанной с информацией, он предрасполагает к широте впечатлений. Но какое это имеет значение? Личные впечатления и личное общение полезны для понимания обстановки. Но в эпоху электронных коммуникаций это не принципиально. Тем более, что становится возможным лично общаться на расстоянии нескольких тысяч километров, равно как и "много чего читать и слушать не по русски", не выходя из кабинета.

"наблюдаемое мной управление Германией даёт мне надежду, что здешнее общество с ситуацией справится."

Дай Бог. Можно уже начинать справляться. С рождаемостью ситуацию переломили или продолжают вымирать и стареть? Я тоже надеюсь на лучшее, но не все немцы разделяют эту точку зрения. И не все жители Германии. Например, на улицах Гёте-Шиллера в Мюнхене свои взгляды на будущее этой страны. И не только там. Примеры выноса бизнеса за границу есть следствие. Трудно заниматься производством в развитых социалистических странах. Наблюдаемое же мной управление, например, Францией даёт ещё меньше надежд. Но мы эти надежды не теряем.
rightview
Sep. 9th, 2010 08:19 am (UTC)
Re: Мне вот интересно...
http://miguel-kud.livejournal.com/2100.html

Любопытная ссылка.
rightview
Sep. 3rd, 2010 12:36 pm (UTC)
Re: Мне вот интересно...
"протестантизм, задав определённые "правила игры", опирается сегодня на многоконфессиональное общество. Таким образом, выполнив свою миссию, он не пропал, но стал системой не религиозных, а административно-управленческих взглядов,"

Административные теории - это как конституция. Самое интересное не то, что в ней написано, а то, что побуждает людей системно жить в соответствии с формально провозглашенными принципами или же антисистемно нарушать их. Понимаете, о чем я? За последнее отвечают не "административно-управленческие взгляды" и декларации, за это отвечает нечто иное, находящееся в самосознании более глубоко.
74016000
Sep. 3rd, 2010 01:21 pm (UTC)
Полностью с Вами согласен, об этом и пишу.
Михаил Горохов
Sep. 2nd, 2010 06:52 pm (UTC)
Не мешало бы в РПЦ имени Сталина люстрацию провести!
Прежде, чем начнут учить детишек нравственности - православные попы!
74016000
Sep. 2nd, 2010 09:33 pm (UTC)
Re: Не мешало бы в РПЦ имени Сталина люстрацию провести!
Ну, все попы хороши, но в нормальных странах государство пытается с ними работать. Вот только что в Германии католическая церковь согласилась все случаи педофилии сразу же сдавать на расследование в светский суд.
И я Вас уверяю, ни один из католических священников, которых я видел, не носит на руке часов дороже пары сотен евро. А у нас ведь не только у Людмилы Зыкиной, как шутили, "в каждом ухе по паровозу". Автор блога, в котором мы сейчас гостим, впрочем, считает, что осуждение стремления духовных лиц России к внешним атрибутам богатства проистекает из зависти и нищеты, а Кирилл "должен ездить на хорошей машине" и, добавлю от себя, носить на руке надежные часы - это если логично закончить мысль. Мне, честно говоря, до фонаря, что происходит у никониан, но они ведь претендуют на спасение душ. Так что не люстрация тут нужна, а более радикальная хирургия. Дело даже не в сотрудничестве с властью. Сотрудничать можно и нужно, если речь идет о спасении страны. Но никониане были первыми, кто признал отречение Николая от власти и еще до принятия окончательного решения его законными наследниками лег под временное правительство, приняв привычную со времен Петра позу. Сама позиция РПЦ по отношению к власти, ее подчиненное власти положение - вот что отвратительно. И никакая люстрация тут не поможет.
rightview
Sep. 3rd, 2010 03:52 am (UTC)
Re: Не мешало бы в РПЦ имени Сталина люстрацию провести!
"Сама позиция РПЦ по отношению к власти, ее подчиненное власти положение - вот что отвратительно. И никакая люстрация тут не поможет."

Господа, ну что вы! Позиция РПЦ по отношению к власти во времена Петра была учреждена по образцу образцовых протестантских стран. Англии в первую очередь, немецких государств с их принципом идущего сверху тождества веры князя и веры подданных. Вы обличаете РПЦ в терминах, в которых РПЦ привыкла обличать протестантов и католиков. Те не чуждаются богатства и растворились в миру со своей "трудовой этикой", у этих всё подчинено стремлению к власти и т. д. Вы мыслите изнутри типичных русских стереотипов. "не люстрация тут нужна, а более радикальная хирургия": особенно вот этот милый перл радует. Да кто ж её проводить-то будет! Хельсинкская группа что ли? Осуждение "стремления духовных лиц к внешним атрибутам богатства", конечно, проистекает если не из крайностей христианского радикализма в стиле Савонаролы, то из зависти и нищеты (не исключая, впрочем, того, что первое в свою очередь есть одухотворенная форма второго). Если занять позицию этого осуждения, придется зайти далеко. Среди прочего, почему бы не снести храмы с их роскошным убранством как "вызывающе нескромные"?
Михаил Горохов
Sep. 3rd, 2010 07:27 am (UTC)
За пять лет моего рабского труда РПЦ не платит
мне: подыхал я в Сергиевом Посаде от нищеты. не убежал из России вовсе я пока. http://www.pravdoiskanie2009.narod.ru Глава РПЦ, монах - миллиардер Кирилл, свои часы не продал всё ещё пока, и за рабский труд мне он всё ещё не заплатил. Обязан ли монах Уголовный кодекс чтить, и Конституцию соблюдать? Прежде, чем учить нравственности аж всю страну, и ея "спасать"?
prilezhny
Nov. 12th, 2011 06:44 am (UTC)
мда, ну и комментаторы у Вас, особенно "немец" порадовал, генетик хренов
rightview
Nov. 12th, 2011 08:59 am (UTC)
Да, вот такие они бывают, эти генетики.
0_zodchiy_0
Dec. 22nd, 2011 01:12 am (UTC)
Если я правильно понял, этот пост о том, какими качествами и каким мировоззрением должны обладать люди, чтобы страна изменилась.
Эти качества могут сформироваться только у предпринимателя, работающего на свободном рынке.
Такие качества, как жажда наживы, может ограничить только сам человек, наверно поэтому коснулись религии.
Вы высказываете предположение, что люди с такими качествами в бизнесе есть, но у нас никогда не было свободного рынка, да и религия у нас далеко не протестанская.
Бизнес, в основном, имеет все признаки левизны.
Хотя, конечно, может я и не прав.
( 28 comments — Leave a comment )

Profile

Br
rightview
rightview

Latest Month

November 2017
S M T W T F S
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930  

ДРУГИЕ АККАУНТЫ БЛОГА RIGHTVIEW

ОСНОВНОЕ

Tags

Powered by LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner