?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

leteha, который в очередной раз свирепо разделывает Сергея Миронова, так формулирует основную к нему претензию: мы всё делали вместе, но мы взяли на себя ответственность, а Миронов нет.

В том смысле, что: «мы молчим», а Миронов взялся публично критиковать Путина. За то самое, что сам же и делал по его указанию.

С каких-то пор взять на себя ответственность – значит «беспрекословно выполнять». Бывает такое. Но, как известно, когда обстоятельства меняются, именно эта беспрекословность интерпретируется как «мы тут непричем»: «мы только исполнители», «приказ есть приказ» и т. д. Чей приказ? Самого незаменимого, самого популярного человека в стране. «Народ только ему и доверяет, а мы-то что ж? Мы как он». «На нём всё и держится», говорят его сторонники. И вот, радея о его величии, исполнители до такой степени возлагают на него «всё», что он порой уже и не помнит, в чём именно состоял «его» беспрекословно выполненный приказ. Или делает вид, что не помнит. За это ему от «ответственных исполнителей» особое спасибо. Так вот они и живут: он их не трогает, они его. До поры до времени.

Но слишком долго не трогать друг друга они не могут. И вот почему. Во-первых, каждая из сторон заинтересована в том, чтобы спрятаться за спину другой и обозначить её «крайней», свалив на «него», то есть на «царя», или на «них», то есть на «бояр», издержки производства освоенных социальных благ. К внезапному экспромту «фронтового решения» Путина привела по всей видимости именно попытка борьбы с «ответственными исполнителями» – понимание того, что они пока больше преуспели, компрометируя его, чем он – компрометируя их.

Во-вторых, в условиях нарастания всеобщей дискредитации и развития подспудного конфликта с «вседержителем» в среде «ответственных лиц» начинает кристаллизироваться новая власть, устремлённая к заполнению вакуума централизма. Происходит слипание исполнителей в группы и клики, в элиты во множественном числе. И дальше или а) «элиты» успеют стать элитой и заменить «вседержителя», или б) он успеет перехватить инициативу и ухитрится столь же успешно самолично возглавить процесс возникновения и нарастания элитной державно-аристократической ответственности, насколько прежде олицетворял и обеспечивал (одним словом, прикрывал) её упразднение, или в) третий вариант: протоэлитные клики, не успев подняться до культурно-интеллектуального уровня самосознания, присущего элите, и пытаясь выяснить, кто важнее, в порыве перерезать горло друг другу и царю вызовут революцию (вариант, о котором я писал в тексте «Контрреволюционная ситуация в России» в июне прошлого года).

Как бы то ни было, вряд ли уместно называть ответственностью противоположность таковой, едва прикрытую парадной болтовней, чья парадность, регулярно переходящая в гротеск, – лишь средство подчеркнуть её условный характер. Тот, кто в подлинном смысле слова несёт ответственность, обязан участвовать в разработке и принятии решений. Однако институт такого участия у российской протоэлиты отсутствует, и именно это делает её безответственным неправящим слоем вместо ответственного (перед собой) правящего. В связи с его отсутствием любая попытка обсуждения решений выглядит нелегитимно, воспринимается как вызов, нарушение правил, которых нет, и приличий, сведённых к абсурду. Затулин, Чадаев, Миронов, Лужков, Павловский в определенном отношении не лучше и не хуже друг друга; некоторые тяготеют вправо, другие влево, но все они оказались равны перед запретом на ответственность и обсуждение решений. Придет время, и, теоретически, к этому списку может присоединиться любой из членов тандема.

Если рассматривать «Народный фронт» как средство Путина в очередной раз дистанцироваться от «исполнителей» и ослабить их позиции, то вот пример из Новосибирска в пользу того, что им задумка премьера – будто слону дробина. Были, состояли и участвовали, будучи «никем»; планируют продолжать в том же духе и никакое «народное голосование» им не помеха. Пока г-н Путин ничего не может ответить г-ну Бобыреву. Даже вручную вычеркивать его из списка (по сию пору непреодолённая вершина путинского понимания власти) нет смысла, так как Бобырев «многоглав».

Может быть, это только начало, и Путин все же рассчитывает достичь некоего результата, оперевшись на хотя бы «полуживые» общественные организации, объединённые в Нарфронт? Но что, кроме повторения судьбы «Единой России», ждёт эти организации дальше, если они используются лишь как контринструмент в борьбе за власть в описанном выше смысле, подменяющей саму власть (и плавно перетекающей в борьбу за безответственность безвластия)?

Борьба за власть не становится способом отрицания власти и антиподом властвования тогда, когда проходит в форме дискуссии по выработке правильного решения. Для этого необходима партийная общественно-политическая площадка.

Вполне возможно, Путин готов вступить только в организацию, им же и созданную, и «Народный фронт» больше подходит для того, чтобы Путин относился к нему серьезно, чем «ЕР» (отчуждённость-отстранённость от которой он не забывал продемонстрировать практически во все периоды её существования). Тогда это будет хоть какой-то шаг вперед: есть шанс, что прежний варварский стиль применения компьютера главным образом для заколачивания гвоздей уйдёт в прошлое, а партийно-политическая структура власти перестанет восприниматься как безмолвная избирательная машина исключительно для внешнего употребления.

Profile

Br
rightview
rightview

Latest Month

September 2017
S M T W T F S
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930

ДРУГИЕ АККАУНТЫ БЛОГА RIGHTVIEW

ОСНОВНОЕ

Tags

Powered by LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner